понедельник, 11 мая 2015 г.

ПАРАДОКСЫ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ

«Целый день не мог вспомнить слова
«гильотина». Голова защищалась»

(Станислав Ежи Лец)


        Вот и отгремел общенациональный салют, посвящённый Великой Победе и явно обозначивший расширяющуюся трещину в мироустройстве. Россия продемонстрировала миру свои твёрдость и решимость в отстаивании права быть в авангарде человечества в борьбе за мирное небо любыми средствами, в том числе и угрозой применения самого мощного и совершенного оружия. А миллионное шествие «Бессмертный полк» - это чрезвычайно наглядная демонстрация наличия у нас общенациональной исторической памяти, отнять которую не может ни время, ни санкции, ни угроза их ужесточения.


               Тем не менее, чем больше у нас будет поводов для гордости, тем ожесточённее будут попытки отобрать эти поводы и заменить на суррогаты, типа «дня скорби и всеобщего примирения», а тем паче «дня покаяния» и прочих бесконечных попыток привить нам чувство несуществующей вины. Можно, конечно на всё это плюнуть и растереть, но, боюсь, без жёсткого выяснения отношений обойтись уже сложно. Так что, придётся тщательно разбираться, откуда ноги растут.
Говорят: голова человеческая – потёмки, однако на случай явных отклонений от нормы (как в ту, так и в другую сторону) человеческий иммунитет давно выработал целый набор инструментов: от крайне эффективного костра, до банального, но не менее эффективного, дурдома. От ошибок не гарантировало, зато страховало от быстрого поголовного вырождения и глобальных катастроф.
               Поскольку иммунитет не догма, то тоже даёт сбои, иногда массовые. Тогда катастрофа становится практически неизбежной. На этот случай людям дана историческая память, практически автоматически включающая инстинкт самосохранения перед новой бездной. Как видите, слово «практически» вновь включает режим инвариантности, в очередной раз подчёркивая отсутствие гарантий и наличие внутренних сбоев программы. Тогда остаётся уповать лишь на будущий суд истории, аналогичный «нюрнбергскому трибуналу», расставившему всё на свои места.
               И здесь мы неизбежно вступаем на зыбкую почву прочного усвоения уроков истории. Казалось бы, нюрнбергский процесс расставил все точки над «i», однако историческая память парадоксальным образом попала в жёсткую зависимость от:
- географических координат, покинув трансатлантический регион,
- государственно-политического устройства, основанного на, так называемых «универсальных демократических ценностях», также привязанного к трансатлантической оси,
переместившись в основном в евроазиатско-тихоокеанский регион. «Карта распространения», конечно же, не такая уж регионально-классическая, но в общих чертах почти полностью совпадает с географией стран, присоединившихся к санкциям против России и тех, кто санкции игнорирует или осуждает. Те страны, кто публично (и не публично) не поддержали санкции, одновременно демонстрируют приверженность незыблемым итогам Второй Мировой войны и недопустимость отказа от уроков истории. Также «карта распространения» исторической памяти удивительным образом и на уровне погрешности совпадает с итогами голосования в ООН по российской резолюции о борьбе с героизацией нацизма от 21 ноября 2014 года, против которой публично проголосовали США, Канада и Украина, а воздержалась вся Европа и все западные сателлиты.
Подобные метаморфозы имеют много объяснений, но все они грешат как излишней наукообразностью, так и полным отсутствием тщательного исследования причинно-следственных связей. Именно поэтому я вновь и вновь обращаю внимание на свою статью годичной давности "Цивилизация войны", где без всякой наукообразности обозначаю Запад, как главную причину и источник настоящих и будущих бед человечества.
Конечно же, Запад отнюдь не однороден, как внешне-, так и внутри-политически, что особенно заметно при приватном общении с его гражданами, чаще всего не стесняющимися в выражениях относительно своих правителей. Однако надо понимать, что демократические технологии уже давно не предполагают никакой зависимости от выбора электората, а также от личных предпочтений властной элиты, ибо всё определяется давно сделанным цивилизационным выбором системы, максимально независящей от персоналий и их убеждений. Возможно это правильно, ведь именно Запад регулярно становился источником мировых войн, где движущей силой были личные амбиции вождей, сумевших вовлечь в свои параноидальные иллюзии большие народные массы. Однако антиперсонализированная страховка работала лишь до поры до времени, когда ей противостояла другая система, основанная на централизации власти (Два мира, две системы). И как только противостояние закончилось, цивилизационный выбор вновь взял верх, сконцентрировав амбиции отдельных настоящих и прошлых исторических личностей уже в амбиции, присущие самой западной системе на генетическом уровне, страховка от которых изначально не была заложена в фундамент.
Казалось бы, сложно-структурированная система должна была предусмотреть рычаги влияния на любые отклонения, однако на деле она блокирует лишь мирные инициативы и попытки критики, и, подобно компьютерной программе, выдаёт всё более глобальные системные ошибки, оттягивая upgrade хотя бы на уровне модернизации отдельных зон нестабильности. Вместо этого идёт повсеместное причёсывание любых очагов возмущения, вплоть до устранения за пределы влияния (Доминик Стросс Канн, Эдвард Сноудэн, Джулиан Ассанж, Сильвио Берлускони и пр.) без малейшего права голоса.
Удивительным образом даже робкие попытки возмутиться действиями АНБ в центре Европы резко сменились на заверения в лояльности трансатлантическим ценностям после визита в Вашингтон Ангелы Меркель. Судя по всему, труды АНБ были и остаются чрезвычайно результативными, устраняя любую конкуренцию на уровне свободы слова говорить только то, что идёт в русле цивилизационного выбора. Даже если при этом следует растоптать свою историческую память, как, например, растоптали её польские деятели, опустившиеся до публичного вылизывания мягких частей тела своих европейских и заокеанских хозяев.
Вот, например, письмо министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера главе Минкульта Польши г-же Омилановской, осмелившейся подать заявку в ЮНЕСКО на оценку Волынской резни 1943 года:

Перевод:
«Уважаемая министр Омилановская,
Как вы знаете, в настоящее время европейские страны консолидируются на фоне нарастающей угрозы безопасности Европы и прилагают все усилия для выработки единой позиции по украинской проблеме, которая является краеугольным камнем для обеспечения безопасности всего континента. В связи с этим, мы полагаем, что обсуждение на официальном уровне спорных исторических тем, особенно в преддверии празднования годовщины капитуляции нацистских войск, способствует нарушению сложившегося баланса и контрпродуктивно влияет на процессы политического взаимодействия стран Евросоюза. Исходя из вышеизложенных соображений, мы считаем, что внесенные Вами в ЮНЕСКО документы об оценке трагических для всего польского народа событий 1943 года, происходивших на территориях Генерального округа Волынь-Подолье, спровоцируют негативную реакцию у руководства и населения Украины и не только подорвут доверие между Киевом и Варшавой, но и станут камнем преткновения в дальнейшем процессе урегулирования конфликта. Без сомнения, данный вопрос имеет огромное значение для Польши, тем не менее, мы глубоко убеждены, что в сложившейся ситуации приоритеты всего Европейского Союза должны превалировать над приоритетами отдельно взятого государства.
Мы призываем Вас временно отозвать документы из ЮНЕСКО до тех пор, пока украинский вопрос не будет решен в полном объеме. В свою очередь, Германия продолжит оказывать всевозможное содействие развитию польской экономики в рамках договоров, действующих в ЕС.
С уважением, Франк-Вальтер Штайнмайер».
Далее можно сделать вывод о последствиях письма Штайнмайера, так как обращение в ЮНЕСКО не было официально опубликовано.
А вот потрясающее по своей откровенности письмо министра иностранных дел Польши своему заокеанскому покровителю, инициированное возмущением польской общественности и политиков поддержкой своего правительства решения Верховной Рады Украины о признании членов ОУН-УПА борцами за независимость, как раз и ответственных за Волынскую резню:

Перевод:
«Уважаемый г-н Керри,
Соблюдая достигнутые с Вами договоренности, я выполнил просьбу посла Мулла и публично выступил с поддержкой законопроекта Верховной Рады Украины о признании Украинской повстанческой армии и Организации украинских националистов борцами за независимость Украины, несмотря на их причастность к гибели более 100 тысяч этнических поляков. Данный шаг спровоцировал резкий рост недовольства как среди общественности, так и в политических кругах Польши, включая партию Гражданская платформа, членом которой я являюсь. В мой адрес поступают угрозы физической расправы и призывы добровольно уйти в отставку с поста министра иностранных дел.
Прошу Вас в качестве ответного жеста задействовать имеющиеся у Госдепартамента США многочисленные рычаги влияния с целью снизить давление на меня и мое окружение. Это позволит нам сохранить текущий уровень доверия и продолжить сотрудничество в прежнем русле.
С уважением, Гжегож Схетына».
Оба письма взяты отсюда.
Вот такие парадоксы исторической памяти, комментировать которые – не уважать себя. Как ни крути, но мы имеем дело с «цивилизацией войны», остановить которую, несмотря на всю сложность и глобальность задачи, предстоит нам уже в ближайшее десятилетие. Практика показала, что никакие реверансы и уверения в мирных намерениях в отношении России не стоят ломаного гроша, особенно если учесть, как поступает Запад с заведомо более слабым и непокорным противником. Я, конечно, не ратую за костры, но аналог нюрнбергского процесса в недалёком будущем просто необходим, с последующим помещением многих персоналий в соответствующие элитные заведения с нехваткой собственных вождей. В конце концов, любой уважающий себя дурдом имеет право на своего собственного наполеона.

Опубликовано:
Взгляд

Комментариев нет:

Отправить комментарий