вторник, 13 октября 2015 г.

ТЕМНЫЕ ПЯТНА НАУКИ или КРИЗИС ГУМАНИТАРИЕВ

«В начале бе Слово
Всё падёт в поток времён!
Уцелеет только Слово
От всеобщих похорон
Необъятного былого»
(А.Чижевский, Слово, 1943).


Есть у меня такое предположение, что, независимо от наших убеждений и предпочтений, все мы иногда поражаемся, как удивительно и непостижимо прекрасен и гармоничен окружающий нас мир. Эта, без преувеличения, бесконечная непостижимость касается любого объекта и явления: от устройства самой мелкой надоедливой букашки до законов движения в пространстве далёкой галактики, от таинственной гравитации до не менее таинственного ясновидения. «Непостижимо» и «непостижимость», пожалуй - ключевые слова, мотивирующие человека любознательного к бесконечному процессу открытия всё новых и новых законов природы.

              
                  Из сказанного следует, что в своём развитии человечество, на самом деле, не придумывает ничего нового, а лишь раскрывает феноменологию, изначально присущую вселенной. По логике получается, что, чем больше познаёт человек, тем меньше остаётся непознанного, то есть, рано или поздно мы, наконец, доберёмся до предела познания и с чистой совестью поставим точку на последней странице бесконечно объёмного трактата. Непротиворечивость этой цепочки могла бы быть очевидной, если бы не одно «но»: человек слишком часто заблуждается, карабкаясь по лестнице, приставленной не к той стене, и делает это с упорством, достойным гораздо лучшего применения.
               Ошибаясь, спотыкаясь, падая и вставая люди, тем не менее, умудряются делать потрясающие открытия, иногда полностью переворачивающие наши представления о мире и законах его функционирования. Изобретение колеса, извлечение из руды различных металлов, освоение новых способов строительства зданий и сооружений, открытие и совершенствование навигации в пространстве, попытки оторваться от земли с помощью воздушного шара, крыла и реактивной тяги - всё это, по сути, действительно революционные нововведения. Однако должен констатировать, что основные фундаментальные открытия можно смело отнести только к одной стороне человеческого познания мира – естественнонаучной, направленной, в конечном итоге, на внедрение в материальное человеческое бытие с помощью прикладных дисциплин. При этом, к сожалению, фундаментальные гуманитарные исследования, несмотря на их чрезвычайную важность, так и не получили никакого развитого прикладного распространения, проникающего в нашу повседневную жизнь, оставаясь уделом либо энтузиастов, либо замкнутых академических школ и институтов, финансирование которых повсеместно осуществляется исключительно по остаточному принципу.
Конечно, многим известны имена классиков философии, психолгии, теологии, языкознания. Но так ли уж их результаты распространены в нашей повседневной жизни через прикладные и сопутствующие исследования? Более того, пожалуй прав был Вильгельм Дильтей, констатировавший: «…если до начала XVIII в. над науками об обществе и истории довлела метафизика, то уже с середины этого же столетия они попали в столь же безысходное подчинение к естественным наукам» («Введение в науки о духе» («Einleitung in die Geisteswissenschaften», 1883г.). То есть, гуманитарные науки были самостоятельными дисциплинами лишь тогда, когда занимали место за научными рамками в традиционном понимании, а затем, когда естественнонаучная составляющая начала необратимо побеждать, покорно встали на службу материальному миру.
И как тут не вспомнить извечное: «историю пишут победители»? История, кстати, как наука умерла гораздо раньше остальных, положив начало бесконечным разговорам гуманитариев об одном и том же, когда зачастую предмета спора нет, но в силу разной терминологической школы, накал страстей не утихает столетиями. А бывает и так: термины одни, но смысловое наполнение у каждого своё – и вновь бесконечное бегание вокруг да около.
Спрашивается: почему материалисты не поленились составить многотомные классификаторы объектов от минералов до растений, от вирусов до бактерий, от насекомых до высших млекопитающих, в том числе и уже давно вымерших? Почему, с опорой на глубокие фундаментальные и прикладные исследования, осуществляются и планируются космические проекты с прицелом на самые отдалённые уголки вселенной? Всё дело в финансировании? Возможно, но мне кажется - это только следствие чего-то гораздо более глубинного. Были же времена, когда изобретения рождались, но люди даже не знали такого слова, как «финансирование».
Впрочем, ещё до всяких полезных изобретений, люди, как известно, первым делом научились говорить, получив в своё распоряжение язык в качестве одного из важнейших инструментов познания мира: ведь «в начале было Слово».
Тем не менее, нескольких сот лет легионам лингвистов, филологов и языковедов не хватило, чтобы разобраться и классифицировать все существующие в мире языки по их действительным, а не мнимым признакам, когда вдруг по неизвестным причинам в группу индоевропейских языков попали славянские, причём в качестве одних из самых молодых. Вернее, причина то известна – это сходство (отдалённое или близкое) лексики, морфологии и синтаксиса, а если проще – наличие схожих слов и законов построения предложений. Но, ведь тем же лингвистам давно известно, что подавляющее большинство слов состоят из корней, вокруг которых «крутятся» приставки, суффиксы и окончания. Однако до сих пор в мире нет ни одного собрания выделенных корней слов, со всеми возможными сочетаниями с другими частями слова. Также как нет вариантов видоизменения корня за счёт взаимозаменяемости однотипных согласных и свободной взаимозаменяемости гласных (и даже их возможного выпадения) с сохранением неизменной семантики корня. В отличие от тайн вселенной, количество таких корней явно конечно, даже с учётом богатства и пластичности нашего родного русского языка.
В данном случае претензия моя адресована, прежде всего, отечественным учёным, покорно согласившимся с западными основоположниками науки лингвистики, поставившими славянскую группу языков, в лучшем случае, на один уровень с другими индоевропейскими. И что уже совсем странно – лингвистика выделяет в отдельную группу балто-славянские языки, будто бы они между собой наиболее близкие, а, например, литовский язык, при этом, считается более древним. Между тем, тем же лингвистам известен закон: тот язык, в котором есть самая обширная группа слов с семантически единым корнем, является прародителем данного корня, и никак иначе. Уверяю вас, что по распространённости в языке слов с общей корневой основой, сразу же выяснится простая вещь: практически все схожие слова будут иметь своим первоисточником славянские языки, а многие, давно и прочно занявшие места в «словарях иностранных слов», неизбежно и безжалостно придётся оттуда изымать. Как необходимо срочно изымать «молекулу», имеющую якобы латинское происхождение, и «идеологию», заимствованную греками от русских (древнерусских) слов «вед» (ведать, видеть, видение,..) и «дело» (деять, дею, делать,..), имеющие в нашем языке сотни однокоренных образований, которых хватит не только на европейские, но и на все «индоевропейские» языки вместе взятые. Касается это не только традиционных слов, но и многих современных, например, якобы английского слова "сайт".
Возражения, кстати, принимаются, но только без ссылок на академические авторитеты, ибо я большинство их трудов уже освоил, но вопросы без ответов так и остались.
Поэтому далее привожу пример исключительно неакадемического разбора, связанный с моим давним увлечением авиацией и не имеющий следов ни в одном языке. «Улетучиться» и «летать», оказывается, являются однокоренными и семантически близкими словами только в русском языке и даже не во всех славянских. Можете себе представить, что выражение «самолёт быстро улетучился» совсем не означает, что он «быстро улетел»? В принципе, подобное возможно, если его, например, взорвут террористы, да и то, если взрыв будет в непосредственной близости с помощью ядерного заряда. Но это так, к слову, пока не имеющему отношения к «словарю иностранных слов». Зато к этому пресловутому словарю имеет отношение термин «пилот», являющийся однокоренным семантическим родственником именно словам «полёт», «летать» и «лётчик», но самовольно присвоенный французами («pilote»), невзирая на спор о первом полёте на аппарате тяжелее воздуха исключительно между русскими и американцами. Впрочем, теперь считаю этот вечный спор окончательно решённым в пользу первого в мире русского пилота Александра Фёдоровича Можайского. Решённым, заметьте, с помощью русского языка, возможности которого, в принципе, не ограничены никакими рамками.
Однако зачистка якобы иностранных слов - это только половина дела. Ведь до сих пор наука не раскрыла главный вопрос: как мог возникнуть такой неповторимый язык, в котором многие понятия и явления из совершенно разных областей, по факту имеют неразрывную жёсткую семантическую связь, повторить которую в аналогичном объёме не может ни один другой язык, в том числе и искусственные (от санскрита до эсперанто)? Наличие же в языковедческой науке такой дисциплины, как «лингвистическая семантика», занимающейся фактически трактовкой смысла отдельных слов в соответствии с методологиями западных лингвистов, лишь запутывает положение дел, пресекая малейшие попытки расширить область своего применения.
Простой пример: казалось бы, совершенно естественно слова «одежда» и «одеваться» обязаны быть однокоренными, каковыми они и являются в русском языке. Однако же, как бы мы ни притягивали за уши различные «индоевропейские» транскрипции, обнаружить связь между двумя, безусловно, родственными понятиями не представляется возможным. Русский же язык, ничуть не смутившись,  продолжает семантическую цепочку от «одежды», например, к «одеялу», а далее к такому простому и ежедневному действию, как «укрыться одеялом», где добавленное слово сразу же обнаруживает другую естественную семантическую связь со словом «крыша», увидеть которую в других языках опять совершенно невозможно. Продолжать и импровизировать можно бесконечно: «крыша над головой» («голова» и «главный») - «головное предприятие» («предприимчивый») - «принимать меры» («мероприятие») - «мера ответственности»; «ответ за содеянное» - «действия вопреки»; «беспрекословное подчинение» - «чины и звания»; «позвать домой» и далее через «дом под крышей» легко и непринуждённо «укрываемся одеялом», затем встаём и вновь одеваем (или, если хотите, надеваем) одежду. При желании от «одежды» можно совершенно органично двигаться в любом другом направлении: «повесить (верхнюю) одежду» - «висящий шар» - «шаровая молния» - «молниеносный бросок» - «бросить камень» - «окаменевшая органика» - «органические останки» - «остаться в живых» - «жизнь вопреки», а далее, как и в предыдущем примере, либо через «беспрекословное подчинение» возвращаемся к «одежде», либо продолжаем в любом другом направлении, удлиняя цепочку до бесконечности и охватывая простыми двусложными фразами весь русский язык.
Хотите сказать, что в этом нет ничего оригинального и то же самое можно сделать в любом другом языке? Попробуйте. Уверен, что, упорно двигаясь в разных направлениях, обнаружите немало семантических связей, но только количество их будет бессистемным и отрывочным, в разных языках корневая семантика будет обрываться на разных словах и застревать в непроходимых смысловых тупиках, когда вместо производного от корня предыдущего слова, вы будете вынуждены использовать точно такое же, без малейших вариаций из-за морфологической ограниченности. В моих же примерах, каждая пара однокоренных слов содержит десятки, а иногда – сотни производных, позволяющих без малейшего напряжения задавать любой вектор движения. И самое главное: когда столкнётесь в каком-либо языке со словом, морфологически близким к русскому, вспомните о критерии происхождения и попробуйте образовать от найденного корня максимальное количество производных и сравните полученный результат с тем, что есть в русском языке. Не буду предрекать результат, предлагаю читателю поупражняться самостоятельно, ибо практика во все времена была и остаётся критерием истины.
А теперь приведу небольшую таблицу перевода некоторых, с моей точки зрения, чрезвычайно важных однокоренных слов (то есть, семантически жёстко между собой связанных в русском языке) и оказывающих однозначно мощное влияние на формирование русской ментальности, остро реагирующей на несправедливость, где бы она ни происходила. В таблице максимально представлены славянские языки и некоторые из, так называемых, индоевропейских языков Западной Европы, включая искусственный - эсперанто:
Русский
Правда
Справедливость
Правосудие
Правитель
Православие
Древнерусский
Правьда
Правость
Правдосɣдиѥ
Правитель
Православиѥ
Старослав.
Правьда
Правъӏни
Правьданиѥ
Правитель
Православиѥ
Церковнослав.
Правда
Право
Правдосɣдïе
Правитель
Православие
Белорусский
Праўда
Справядлівасць
Правасуддзе
Правіцель
Праваслаўе
Болгарский
Истината
Правосъдие
Правосъдие
Управник
Православието
Боснийский
Pravi
Pravda
Pravda
Vladar
Pravoslavlje
Македонский
Вистински
Правда
Правда
Владетел
Православието
Польский
Prawda
Sprawiedliwość
Sprawiedliwość
Władca
Prawosławie
Сербский
Истинито
Правда
Правда
Владар
Православље
Словацкий
Pravda
Spravodlivosť
Spravodlivosť
Pravítko
Pravoslávie
Словенский
True
Pravičnost
Pravosodje
Vladar
Pravoslavje
Украинский
Правда
Справедливість
Правосуддя
Правитель
Православ'я
Хорватский
Pravi
Pravda
Pravda
Vladar
Pravoslavlje
Чешский
Pravda
Spravedlnost
Spravedlnost
Pravítko
Pravoslaví
Английский
True
Justice
Justice
Ruler
Orthodoxy
Испанский
Verdadero
Justicia
Justicia
Gobernante
Ortodoxia
Латынь
Veram
Iustitia
Iustitia
Dominator
Orthodoxia
Немецкий
Wahrheit
Gerechtigkeit
Gerechtigkeit
Herrscher
Orthodoxie
Эсперанто
Vera
Justeco
Justeco
Reganto
Ortodokseco

               Таким образом, невооружённым взглядом легко понять, почему европейская ментальность не принимает Православие и базируется, прежде всего, на праве закона, априори в глазах европейца наделённого справедливостью, а русская, в узком смысле, и славянская, в широком смысле, ментальность требуют не только справедливого закона, но и закона, безусловно основанного на правде. Даже если это только русская правда. Кроме того, отношение славян к представителям власти в глубине души всегда будет отличаться от отношения носителей других языков, ибо правитель, пока он в здравом уме, однозначно будет пользоваться гораздо бóльшим доверием, чем любой европейский руководитель. Именно поэтому любовь к Родине, к стране и высшей верховной власти для русского человека во все времена слабо различимы. Это ни плохо, ни хорошо. Это данность, которая всегда была, есть и будет до тех пор, пока живы славянские языки. А пока они живы, ни один из славянских народов никогда не сможет полностью интегрироваться в, так называемую, европейскую семью, даже если на коком-то этапе кому-нибудь вдруг покажется обратное. Нет ничего более иллюзорного, чем пытаться совместить наши и западноевропейские ментальности, и нет ничего проще, как изменить русскую ментальность путём запрета русского языка. Что, впрочем, постоянно пытаются сделать некоторые совсем не глупые западные политики, потакая, например, попыткам своих украинских марионеток. Только вот, невдомёк им понять простую вещь – тогда уж заодно надо бы запретить и украинский язык, а так же все языки восточноевропейских славян, иначе в долгосрочной перспективе все эти частицы одного целого либо неизбежно, в той или иной форме, вернутся домой, либо вечно, как поляки или чехи, будут считаться народами второго сорта.
Впрочем, надо ли нам будет принимать в свой дом добровольно ушедших или не надо - это уже совсем другая тема. 

Опубликовано:
Взгляд
Новая литература

18 комментариев:

  1. Решил ответить здесь, хотя во Взгляде уже не так часто банят "за лексику". Я сочувственно отношусь к вашим исканиям, тем более что они лежат в русле толстовских взглядов на дохристианских корней русского христианства, но все же возражу. Мое возражение вам обоюдное. Мы с вами дилетанты и не занимаясь кропотливым и профессиональным трудом пытаемся "прозреть" истину, индуцируемую нашими взглядами и представлениями. Если археолингвисты и лингвисты не позволяют делать себе нужных вам широких обобщений, то это не от узости, а от честной позиции - науке это неизвестно. Фантазии не в счет. Пример. Слова "правитель", "правда", "справедливость", ну и добавим выражение "править на конюшне", в смысле сечь провинившегося. Как вы уже поняли правда и справедливость может быть выведены из понятия править, то есть поступать в соответствии с общественным договором, где уравновешиваются многие зависти и прагматические соображения. Что-то вроде справедливой цены на рынке. И мы получим нечто "несоответствующее" русской ментальности и одухотворенности. Также не стоит подражания поиск своих "древних укров", которые основали Египет. Видите ли, совершенно очевидно, что широта версификации корней слов определяется прежде всего "широтой" лингвистической среды. Наибольшее число слов в мире содержит английский язык. В русском их вдвое меньше. Это вещь совершенно понятная и связана с тем, что англосаксонская культура самая рассредоточенная по нашей скромной планете и по численности ее носителей уступает разве что китайцам (хотя если учесть индийцев, то и не уступает). Дополнительно надо учесть фактор интенсивности развития этой культуры. Поскольку количество изначальных корней ограниченно, а новые смыслы определяются на основе уже известных понятий, то и очевидно, что версификация слов использующих одинаковые корни в английском по праву должно быть больше. Тем не менее я этого не знаю, поскольку не специалист. Но я считаю специалистом и полностью доверяю мнению В.В. Набокова, который писал, что русский язык ничем не уступает английскому в тонкости описаний природы и движения чувств, но уступает при описании явлений техники и науки. В английском перекличка смыслов, если это касается интеллектуальных конструкций, существенно живее и разнообразнее. Очевидно это как раз и связано с тем, что словообразование в этой сфере и соответственно использование корней происходит во многом на основе английского и родственных ему языков. Возможно вам будет неприятно это читать, потому что я не выдвигаю своих версий и трактовок русской ментальности отраженной в языке, повторяю мне достаточно того, что написал о русском языке В.В. Набоков, но я технарь, который занимается наукой и я очень хорошо понимаю искушения легких истин. Достаточно нам Зигмунда Фрейда с его путаницей и драматизацией науки. Мой кумир В.В. Набоков назвал его шарлатаном и блестяще доказал это. Вот видите, вас все время тянет на лингвистику, а меня на творчество Набокова. У каждого свое хобби, главное не слишком увлекаться.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Владимир, я поднимаю вопрос о русском языке не случайно, хотя и являюсь по образованию технарём. Просто мне интересно разоблачать недостоверную, а часто и лживую информацию. И не только в гуманитарных областях. Думаю, что Вы как технарь меня поймёте: техническое образование никогда не являлось препятствием для занятий гуманитарными науками и тому есть тысячи примеров. Однако обратных примеров я лично не знаю, но могу предположить, что единичные примеры есть. В этом смысле пример В.В.Набокова (чистого гуманитария) не совсем удачный относительно техники. И самое главное: откуда информация, что в английском самый большой словарный запас? Из " The Global Language Monitor", завиксировавшего миллионное английское слово "Web 2.0" ? Или из Оксфордского словаря на 600 тыс. слов, включая английский, американский канадский, австралийские разновидности? Или из Вебстеровского, где включены даже названия химических элементов и прочие технические термины kg, km... И с чем сравнивать: со словарём Даля на 200 тыс. слов, составленным более 100 лет назад? Или со со словарём БАС на 150 тыс. слов, состоящим только из слов современного литературного языка? Нормальные лингвисты говорят, что если составить словарь русских слов по принципам английских словарей (что они считают неэтичным), то английский будет нервно курить в сторонке.

      Удалить
    2. Прочитал вашу дискуссию и ошалел и от ее накала, и от ее финала. Конечно дискутировать с товарищем нельзя, но и обижаться не стоит. Его капризность, резкость и обидчивость, как мне кажется, итог пропадающей жизни. Это человек несчастный и мне его жалко. Что касается английского, то конечно я имел в виду именно Оксфордский словарь. Конечно для анализа старшинства языка по количеству однокоренных лексем использование по историческим меркам мгновенно образовавшихся диалектов английского нарушает всю стройность закона лингвистики, о котором я узнал из вашей дискуссии, но уверен, что как имперский принцип Оксфордского словаря совершенно верен. А особенная гибкость Российской империи, которая теперь зовется мультикультурализмом, попытка учесть все особенности инородческого населения сыграло с империей злую шутку. Времена изменились и то, что помогало собирать империю, ее же и стало разрушать. Я имею в виду выделение белорусов и украинцев как инородцев, выделение и пестование их отдельных инородческих языков. Тысячу раз прав Оксфордский словарь - нет отдельных австралийского и американского языков, а если и появятся, то полагаю этот словарь признает это последним. Тысячу раз права была Германия не признавшая ни отдельного баварского, ни австрийского, ни швейцарского языков и теперь язык Гете, единственный язык немцев, где бы они не жили. Тысячу раз неправы русский "нормальные" лингвисты, когда говорят о неэтичности (?) словаря русских слов по принципам английских словарей. Это "неэтичность", она же, на мой взгляд, глупость может разрушить основу русской ментальности, ее имперскую основу. Правда Английскую империю их имперские рефлексы не спасли, но это в них уже прогрессировал эльфизм западной цивилизации. С таким вирусом империи не живут. Ну это так, лирическое отступление. На меня произвело большое впечатление фамильное основание ваших лингвистических штудий и хотя их научная основательность для меня остается сомнительной, но я признаю, что она интересна по правилам внутренней игры, назовем его правилом лингвистики (на мой дилетантский взгляд великие географические открытия, промышленная и демографическая революция слишком исказили условия для его корректного применения из-за резкого роста цивилизационной неравномерности развития человечества. Скорость нарастания лексем в разных языках стали разными. Но еще раз повторюсь, все это на взгляд дилетанта). Да, так вот, мне кажется, что вы были бы свободнее и уверенней, если бы воспринимали ваши исследования более хладнокровно как игру, которая чем черт не шутит может породить что-то интересное и для науки. Немного самоиронии. Как мне кажется тогда вы бы не вызывали на себя такой критический огонь в комментах на "Взгляде". Не обязательно читателю знать к каким вещам вы относитесь как к игре, а к каким серьезно. Впрочем я сам не знаю как это сделать. Понимаете у многих, и у вашего анонимного оппонента, задним числом вызывает ожесточение нашествие лженаук и пустоватых фантазий, которые пышным бурьяном покрыли руины бывшей советской науки, ее материалистических основ. Впрочем это начинаю еще одну нудную и бесконечную тему а-ля Плач Ярославны. Можете мне не отвечать. Встретимся как нибудь по другому поводу.

      Удалить
  2. Начну с того, что я тоже технарь: профессиональный лингвист и переводчик. Практически владею несколькими языками из несхожих групп. Лингвистика, как и физика, во многом стоит на математически точной базе. Есть отдельная лингвистическая дисциплина - этимология. Не все в ней безупречно, согласен, но в основном все разумно и доказуемо. Ваши же, г-н Дубровский, построения имеют, в принципе, единственную базу: "мне бы так хотелось". Ну скажем, как если бы я попытался заложить основы "русской национальной механики", не изучив предварительно хотя бы простого школьного учебника физики. А зачем изучать, ведь начала физики создали наши заведомые враги - англичанин Ньютон, итальянец Галилей... Для затравки рекомендовал бы Вам просто прочесть что-то элементарное по языковедению, из того, чем студентов мучили раньше на первых курсах. Виноградова учебник, скажем, или Реформатский. Сейчас все это доступно бесплатно. Беда в том, что у каждого теперь есть мнение обо всем. В итоге имеем пожар на Окраине - пока. Будут так вот тщательно раскачивать основы здравого смысла, как Вы, и у нас запылает со временем. А че, вон уже наш казанский мэр Метшин призывает же отказаться от преподавания теории происхождения видов в школах "за недоказанностью". Чем Вы-то хуже?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Начну с того, что я технарь с красным дипломом, школа с зол. медалью. "русская национальная механика" - остроумно, но не в тему, так как русский язык - это точно наш национальный язык. Я Вас может быть удивлю, но половина моей семьи (со стороны жены) - языковеды. Дед знал 24 !!! языка и составлял словари, теща арабист, жена филолог. Книг по языкознанию у меня, в результате, дай Бог каждому. Начинал я с Фортунатова, а затем были и Виноградов, и Будагов и т.д. Всё о чём пишу, навеяно, в том числе, и учебниками. Кстати, не Задорновым, хотя я с ним знаком и учились мы с ним в одном институте, и даже на одном факультете. В Вашем комментарии, к сожалению, нет ни одного конкретного возражения с примерами, которые можно было бы обсуждать.

      Удалить
  3. Александр, это снова я:
    Ваш блог я раньше читал регулярно и с уважением, ставил его в пример знакомым как образец умного патриота, но теперь вижу, что и Вас сразил синдром царя Мидаса. Ну, Вы же помните, это когда от прикосновения все живое превращается в злато и умирает.
    Поистине, у богатых свои причуды. А че, капуста рубится, почему бы и не накропать что-нибудь отвлеченное. Почему-то всех на языкознание тянет. В свое время даже И.В. Сталин, и тот поддался искушению. Дошло до того, что наш академик Н.Я. Марр один за всех советских лингвистов катался по симпозиумам, с докладами, что все языки, мол, произошли от грузинского, а точнее, от четырех слогов: сал, бер, йон, и рош. Все слова, всех языков, да-да! Несомненно, Сталин – величайший политик 20-го века, а то и не только 20-го, однако вот как подумаешь о его языковедческие опусов – стыдно.
    Я всегда был уверен, что языкознание – один из лучших способов борьбы с фашизмом и национальной рознью. Жизнь показывает, что я ошибался – и языкознание становится смертельным орудием в руках свидомита, независимо от этноса, будь он хохол или русский, или татарин – неважно. Главное условие – он должен быть недоучкой. Желательно богатым, нынче богатые привыкли, что им глядят в рот без возражений, их каждое слово – истина в последней инстанции.
    Ваши лингвистические изыскания в лучших традициях Михаила Задорного, который как известно, выводит слово «Россия» от имени древнеегипетского бога Ра, причем всех без обиняков предупреждает, что другие мнения ему не интересны.
    Ну начните хотя бы с определения термина «индоевропейский язык», прежде чем опровергать принадлежность нашего языка к этой группе. Познакомьтесь с основами санскрита и латыни, убедитесь на деле, лично, что наш русский невероятно им близок. Ближе, во всяком случае, чем латынь современному французскому языку. Попробуйте выяснить, как изменяется с течением веков любой язык, и почему. Поймите, что такое грамматический падеж, как явление, и в каких языках присутствует. И помня, что в русском у нас сегодня шесть падежей (а было куда больше – куда делись?), узнайте сколько этих самых падежей было в тех же санскрите и латыни, сколько их осталось в немецком, польском, чешском, болгарском, сербохорватском… И почему…

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Часть моего ответа есть выше. Здесь у Вас комментарий более предметный, но опять без конкретных примеров, к сожалению. Вы говорите санскрит и латынь? Давайте примеры схожих слов, будем анализировать и, самое главное, нанизывать на корень все сходные лексемы. Где их будет больше, того и тапки)))

      Удалить
  4. С «пилотом» вы попали пальцем в небо, потому что слово-то не французское, а аж греческое, хотя через итальянский язык, ему уже тысяча лет, и переводится оно попросту сказать как «загребной», потому что изначально пилот – это такой древний лоцман, его нанимали путь показать, на лодке он греб впереди, за ним двигалось судно. И если по-Вашему «пилот» - русское слово, то будьте любезны объяснить что это за «пи-» в его начале. В каких еще русских словах это «пи-» присутствует, и что значит?
    Со словом «сайт», вы меня до коликов довели. А Вам не приходило в голову, что оно может быть из латыни пришло? Situs, оно там называется, а значит «место». От него и производные есть, включая «ситуацию». Ну и да, разумеется, в русском языке у него родня немалая, в т.ч. и «сидеть», но это не отменяет его латинских корней.
    С табличкой этой просто комедия. Таких табличек можно построить ровно столько, сколько есть слов в словаре любого языка, живого и мертвого, из любой группы. Нате вам: Right, righteous, alright, aright, rightmost, birth right, downright, upright, forthright…
    Или вот еще дарю: 正比,正常,正当,正道,正法,正方,正规,正好,正经,正理,正面,正确,正式,正文,正义,正直,正宗,正中,纯正,订正,反正,方正,改正,公正,立正,修正,真正…Кстати, рекомендую выучить китайский – вот уж где простор для растекания мыслью по схоластическому древу, как Вы любите. Можете составлять таблички, сравнивать с иноязычными переводами. И что это доказывает?
    А доказывает это вот что. Нормальный грамотный лингвист сейчас никому не нужен. А зачем, ведь все же и без него ясно! Даже когда создавали Гугл-транслейт, задействовали целую толпу разношерстных спецов, но без лингвистов как-то обошлись.
    Кстати, похоже, если так дело пойдет, то и всяких физиков и химиков тоже рано или поздно отменят. Зачем эти зануды нужны, если есть Википедия, и вообще айфон без них работает, и к тому же – каждый имеет право высказать свое мнение! Ведь правда?
    Меня сейчас вообще более всего тревожит грядущий коллапс всей отрасли и русской школы языкознания и перевода, некогда лучшей в мире. Теперь, благодаря капитализму, мы их интенсивно хороним. Теперь вижу, что и Вашими стараниями.
    Тем более обидно, потому что такие как я, со всей суммой наших знаний, оказались вне вашего капиталистического «рая». Вот с этой своей бессильной обидой мы и остаемся болтаться за бортом вашей экономической машины, занимаясь маломасштабным фермерством, как я, чтобы выжить, пока вы с задорновыми и прочими метшиными сеете с денежных олимпов семена нового средневековья. Можно много рассуждать о любви к Родине, Александр. Допускаю, что Вы ее любите, но бывает, что из лучших побуждений совершают зло. Вы материально Родину поднимаете, зато идеологически погружаете ее в болото невежества.
    Без особого уважения,
    А.Н.Е., Казань

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. "...в русском языке у него родня немалая, в т.ч. и «сидеть», но это не отменяет его латинских корней".
      Тот язык, в котором однокоренных лексем больше и является языком происхождения слова. В русском языке их больше. Касается и немецкого и китайского. Обсуждать этот закон лингвистики не считаю нужным.

      Удалить
    2. "Обсуждать этот закон лингвистики не считаю нужным." (Потому что если будем его обсуждать, вся моя конструкция рассыпается).
      Я-то думал, что имею дело с серьезным человеком, а передо мной очередной "Король-солнце". Вы меня разочаровали, Дубровский, Впрочем, я сам виноват. Наивно поверил в возможность диалога, прекрасно зная, что услышать от нувориша что-то кроме "я сказал" просто нереально. Прощайте, Не забывайте радовать нас новыми открытиями, еще много осталось людей, способных смеяться над невеждами.

      Удалить
    3. Если Вы, А.Н.Е., всерьёз рассчитывали на диалог после хамского комментария, то Вы ошиблись.

      Удалить
  5. Впервые пришлось удалять хамские комментарии некоего А.Н.Е. из Казани, фермера и по совместительству - радетеля за труд армии лингвистов. Поэтому пишу отдельно о происхождении слова "pilot": пилот и полёт - это более чем очевидные русские однокоренные лексемы.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. По моему нужно анализировать языки гораздо комплексно, не только с точки зрения лингвистики. Хотя согласен с утверждением что что близость русского языка к европейским очевидна. Хотя это не доказательство того, что русский язык более молодой, чем английский или испанский. Думаю, что об этом можно спорить бесконечно...
      Англосаксонская культура конечно более распространенная, но... если бы славяне умели умели так колонизировать территории, то все бы было иначе.
      Комментарии более интересней самой статьи, но бесполезнее.
      С уважением,
      фермер из Кургана)

      Удалить
    2. В статье обозначаются точка зрения и проблемы в языкознании, поэтому она здесь как повод для разговора, который вполне может быть поводом для более интересного разговора. Это нормально. Что касается сравнения языков, их сходства и различия, я как раз во всех статьях на эту тему больше делаю упор на широкую семантику слова, а не на узкую закостеневшую лингвистику. Древность языков, конечно, самая интересная тема, но лингвисты вообще это не обсуждают, предпочитая отмалчиваться. В одной из следующих статей попробую прояснить этот вопрос.

      Удалить
  6. Чрезвычайно интересно.
    Александр, не сочтите пожалуйста за труд ознакомиться с моей идеей Всемирного Метасловаря:
    http://valerik-orlov.livejournal.com/739.html
    Интересно, что опубликована она почти в тот же самый день, что и эта Ваша статья.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, прочитал. Интересно. Я тоже считаю, что языковые "трудности перевода" приносят много проблем и ненужных затрат. Языковедам нужен серьёзный пинок, либо клеймо профнепригодности. Кстати, если за первооснову взять русский язык, выяснятся очень интересные нюансы, что в остальных языках не будет аналогов многим понятиям, имеющимся в русском.

      Удалить
    2. Александр, спасибо за скорый ответ.
      Вы совершенно правы. Как переводчик с французского аж с 1979 года (любитель, не профи, но тем не менее член Союза писателей Москвы) могу утверждать, что любой французский текст можно перевести на русский десятками вариантов, каждый из которых будет достаточно сильно стилистически отличаться, тогда ка при переводе с русского на французский неизбежно теряется экспрессивность и перевод всегда оказывается тусклее и беднее оригинала. За примерами далеко ходить не надо: в знаменитой фразе Путина "Вы хоть понимаете теперь, чего вы натворили?", которая облетела весь мир, слово "натворили", за неимением эквивалента, на французский переведено как стандартно-безликое "avez fait", то есть "сделали". Кроме того, вовсе исчезло слово "хоть". Ну нет аналога, хоть убейся. Получилось: « Est-ce que vous comprenez ce que vous avez fait ? » Почувствуйте разницу.
      Вот синонимы слова «натворить»: наделать, понаделать, напроворить, совершить, отчебучить, отчубучить, учудить, отчудить, отколоть, наколобродить, надурить, напортачить, отмочить, учинить, наблажить, содеять, выкинуть, сотворить, вытворить, набуянить, наколбасить, набезобразить, наворотить, напакостить, напакостничать, набузить, наскандалить, наломать дров, наделать (понаделать) дел. Применительно к Украине: намайданить, наскакать. Применительно к детям: напроказить, напроказничать, нашалопайничать.
      А во французском языке – всего-то пара словосочетаний, не слов: faire des vilenies, faire des saletés. Применительно к детям: en faire de belles, faire le voyou. Ну и безликое универсальное « faire ».
      Как же беден оттенками французский (а также английский и пр.) в сравнении с русским!

      Удалить
    3. Фантастика! Спасибо большое. Я не переводчик и даже не имею к языкам никакого отношения. Я технарь. И Ваш пример как нельзя кстати. Буду его использовать, если Вы не против?

      Удалить