четверг, 14 июля 2016 г.

ИСТОРИЯ ОДНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА

Есть сотни способов выгнать этого зверя из берлоги,
но нет ни одного, чтобы загнать его обратно.


ПРЕДИСЛОВИЕ
Доподлинно неизвестно, с какой целью Создатель наполнял Лес той или иной живностью: от мириадов насекомых до четвероногого зверья, птиц и рыб. Многообразие видов, подвидов и прочих творческих союзов поражает воображение, а когда начинаешь разбираться с каждым в отдельности, то с удивлением отмечаешь: некоторые существа, относящиеся даже к одному роду-племени, обладают сложнейшей психической структурой, формирующей у каждого зверя свой собственный и неповторимый характер.
  
        Естественно, было бы некоторым преувеличением наделять каждую тварь лесную, типа комара-кровососа и прочих паразитов, сложной психикой, однако такие представители фауны, как млекопитающие, птицы и даже рыбы, несомненно ею обладающие, конечно же имеют даже признаки своеобразия менталитета от вида к виду. Дабы не быть голословными, попробуем проследить сложные взаимоотношения некоторых представителей обширного лесного хозяйства и, с целью исключения неправомерных обобщений, возьмём для исследования временной промежуток, протяжённостью несколько столетий. Ну, скажем, последнюю тысячу лет, что гарантированно позволит нам выявить основные особенности исследуемых субъектов и проявление этих особенностей во взаимодействии различных представителей Леса между собой.

ГЛАВА 1. ОПЫТ ГЕНЕТИЧЕСКОЙ ИНЖЕНЕРИИ.
Когда то, давным-давно, в незапамятные времена, Создатель озаботился мыслью разнообразить многочисленное лесное братство. Надо отметить, что ко времени появления данной мудрой мысли, лесных жителей уже существовало великое множество и жили они на большой территории, называемой Лесом, по давно заведенному правилу всего из 2-х пунктов:
1. Прав тот, кто сильнее.
2. Если не согласен, см. п. 1.
И правило сие соблюдалось неукоснительно.
Поскольку сила – категория переменная и зависит от многих неизвестных, например, от наличия или отсутствия друзей, союзников и прочих обстоятельств, периодически в Лесу совершались государственные перевороты и прочие перестановки с перекраиванием всех привычных границ и территорий. Подобные процессы немедленно вызывали новые волны по распаду старых коалиций и созданию новых для подготовки грядущих реваншей. Казалось бы, жизнь в Лесу била ключом, иногда даже некоторым по голове и скучать, вроде бы, лесным жителям не приходилось. Однако, в полном соответствии с теорией относительности, всё зависит от высоты полета птицы. То есть, любой процесс, если находиться внутри него и быть непосредственным участником, может казаться очень бурным и совсем даже не скучным. Поднявшись же на достаточную высоту, дабы можно было охватить взглядом весь Лес, да ещё при этом осуществлять наблюдение достаточно долго, к примеру, десять тысяч лет, то неизбежно происходящие где-то внизу процессы со временем вызывают ощущение deja vu. А если наблюдать двадцать тысяч лет? Сто тысяч лет?!
Как уже мог догадаться читатель, наблюдать в течение тысячелетий способен только Творец, он же Создатель. А поскольку, как говорится, ничто человеческое ему не чуждо, не мудрено, что через некоторое время Создатель смертельно заскучал. Штука в том, что до этого он создавал новых зверей интуитивно, пытаясь новой породой максимально разнообразить происходящие внизу события, вводя в игру новых пассионарных игроков. До поры до времени ему это удавалось, но впоследствии наскучило, так как старые игроки приспособились ко всяким неожиданным появлениям и быстро обращали их в себе подобных, то есть, либо в союзников, либо во врагов. И далее всё приобретало привычные очертания в соответствие с вышеприведённым правилом. А в последнее время частенько начало происходить совсем незапланированное – вновь прибывших банально съедали, даже не утруждая себя прочтением верительных грамот. В этом, конечно, есть и косвенная вина Создателя, творения которого уже неизбежно несли в себе черты уже созданных ранее зверей. Лесных жителей было уже такое множество, что создать что-то принципиально новое становилось все труднее и труднее. Пожалуй, это и есть главное обстоятельство, которое и сподвигло Создателя на грандиозный эксперимент.
Суть эксперимента проста и понятна для любого нашего современника, однако для того времени она была сильно революционна: Создатель просто изъял у каждого лесного жителя кусочек плоти в области ребра. Сегодня каждый из нас знает, что, так называемый, «кусочек плоти» есть не что иное, как генетический материал. Таким образом, эксперимент мгновенно приобрёл черты генной инженерии, что на тот момент действительно было революционно. Однако Создатель на то и Творец, чтобы экспериментировать и нести полную ответственность за свои результаты.
Целью же эксперимента было путём перемешивания различных кусочков плоти, кропотливого отслеживания происходящих реакций, отсеивания неустойчивых свойств и закрепления устойчивых мутаций, создать, наконец, принципиально нового зверя, несущего в себе самые лучшие черты уже существующих и, одновременно, объединяющего доселе несовместимые черты.
Сразу стоит отметить, что создание абсолютно совершенного существа в планы Творца не входило по определению и входить не могло. Совершенство – понятие божественное и удел жителей совсем других миров. Поэтому, будем снисходительны и с пониманием отнесёмся к первому и, кстати, последнему опыту генетической инженерии Создателя и к далеко неоднозначному, как показало дальнейшее развитие событий, результату эксперимента. Забегая вперёд, со всей ответственностью признаемся: эксперимент удался, так как цель – внести новую движуху в Лес и разбавить происходящий там привычный кисляк, была полностью достигнута. История лесных событий, в силу возросшей энтропии, неуклонно стала приобретать ярко выраженную непредсказуемость, вплоть до непредсказуемости не только будущего, но и такой же непредсказуемости прошлого. Понимаю, что всё сказанное звучит парадоксально, но ничего не могу поделать. Что случилось, то и случилось. Такова воля Творца, спорить с которой можно, но, в известной степени, бессмысленно.

ГЛАВА 2. ПРЕДДВЕРИЕ НОВОЙ ИСТОРИИ.
Итак, эксперимент завершен и пора выводить на свет божий действующих лиц. Делать это мы будем постепенно, по мере необходимости, в соответствии с теми или иными событиями. Несмотря на то, что до описываемого в предыдущей главе революционного акта, лесная жизнь уже имела какую-никакую историю, причём относительно длинную и богатую, особенно с точки зрения её непосредственных участников, первым героем будет представлен тот самый дитя эксперимента. Звали его странно – Медведь, что, несмотря на явные признаки отряда хищников, по сути, означает Поедающий мёд.
Так уж случилось, но до сих пор – а это примерно тысячу лет назад, наш герой не принимал активного участия в лесной жизни. Ну не принимал и всё, что тут поделать. Был он к этому времени уже далеко не подросток, занимал обширную лесную территорию, но его пути с другими лесными обитателями по разным причинам не пересекались. Причин же такой ситуации было несколько.
Во-первых, места обитания нашего героя находились достаточно далеко от основных, наиболее оживленных, мест обитания других жителей. Так было специально задумано Создателем для того, чтобы дать время Медведю самостоятельно адаптироваться к условиям существования на новом месте. Причём, поскольку для Создателя, в общем-то, понятия времени в нашем привычном понимании не существует вообще, то период адаптации был не таким уж и маленьким. По некоторым сведениям – это не одна тысяча лет.
Во-вторых, отличие Медведя от других жителей было настолько разительным, что любого зверя, приближающегося к местам обитания Поедающего мёд, почему то охватывало неизведанное до этого чувство ужаса и желание пройти незаметно стороной.
Сам же Медведь был вполне удовлетворён условиями своего существования. Когда ему не хватало животной пищи, он вполне был способен заменить её на растительную – просто его зубы, сочетающие в себе доселе несовместимые качества, оказались одинаково приспособлены для любой еды. Любимым же лакомством, при этом, у него была малина и, конечно же, мёд. Более того, со временем он научился есть мёд не только в чистом виде, но и его производную – медовуху. Употребление медовухи стало для него настоящей национальной забавой, о которой речь впереди. Такая всеядность – не единственное отличие Медведя от других зверей. Создатель наделил его языком, по словарному запасу превосходящим все остальные языки мира, а по сакральным качествам – самым выдающимся.
А вот и ещё несколько отличий.
В зависимости от настроения, он мог ходить или бегать на четырёх лапах, а если понадобится, то легко становился двуногим. При этом его настроение не всегда зависело от выпитой или не выпитой медовухи, оно могло меняться, в принципе, и просто так. Частенько настроения не было вообще никакого, и тогда он просто лежал на печи, в смысле - в берлоге, думая о смысле жизни. Кроме того, Медведь мог не только передвигаться по земле, но и хорошо плавать, с чем было связано еще одно его необычное для тех времен качество – поразительная чистоплотность, а так же легко лазить по деревьям. И всё это, несмотря на его размеры, позволяющие ему вообще не бояться никаких противников.  Ни львов, с которыми он доселе никогда не сталкивался, ни даже тигров, которые, как и все, старались обходить его стороной. С тиграми, кстати, он изредка сталкивался в своих восточных владениях, куда изредка забредал от нечего делать и от иногда накатывающей на него природной любознательности.
В общем и целом, эксперимент Создателя удался. Новый зверь был уникальным, не похожим ни на каких других. Одно печалило – вёл преимущественно оседлый образ жизни, на чужие территории не претендовал, но и на свою никого не допускал. Как только поблизости с его владениями вдруг оказывался какой-нибудь заморский и, одновременно, Великий Завоеватель, нашему Мишке достаточно было рыкнуть, причём не сильно, и очередной охотник за добычей бодро и торжественно отправлялся завоёвывать владения каких-нибудь крыс или тушканчиков. И так продолжалось, страшно сказать, как долго. Медведь адаптировался, научился многому тому, чего не умели другие звери и не очень-то торопился выходить на международную арену, как задумывалось экспериментом.
Но, как говорится, на то он и Создатель, чтобы Творить. И план его, как водится, был многоплановым…
И сотворил Создатель духовный эксперимент: создал Святое писание и научил зверей читать. Начитавшиеся звери задумались, некоторые даже сильно. И пошло среди них брожение. Забурлили лесные чащи, затрещали ветки под лапами и копытами от бега гонцов, несущих во все стороны благую весть. Весть эта благая, недолго думая, начала наполнять лесную привычную суету новым, доселе невиданным смыслом, называемым Верой. Если раньше, до прихода благой вести, главным смыслом зверских разборок были грабежи с целью личного обогащения, и насилия с целью убийства, съедения или угона побеждённых в рабство, то теперь, если и делалось то же самое по сути, то по форме выглядело несколько иначе. Теперь, прежде чем напасть, ограбить или убить, звери пытались сначала предложить противнику свою новую религию и если тот соглашался хотя бы послушать, его могли совсем даже и не убить, а сделать своим союзником на почве новой веры.
Всё это было достаточно удивительно и ново, даже для самих проповедников новой веры. Была в ней какая-то внутренняя сила, заставляющая зверей смотреть на мир другими глазами и постоянно искать в нём новые смыслы. Конечно, все их зверские пороки никуда не делись и постоянно давали о себе знать. Зато новая вера предложила зверям возможность периодически очищаться от грехов и после этого начать новую и более праведную жизнь. Однако повторяю, зверские повадки и инстинкты действительно никуда не делись. Более того, некоторые звери научились использовать новую веру в своих корыстных интересах, причем в таких мировых масштабах, что раньше такое было просто немыслимо. Как-то, около двух тысяч лет назад была основана невиданная доселе религиозная империя, называемая Византийской, пришедшая на смену обычной, не основанной на религии - Римской.
Возня завязалась нешуточная. Может и выдумки, но году эдак в 626 н.э. даже нашего мирного Медведя втянули в эту возню, попытавшись, зная его силищу, натравить на столицу Византии Константинополь. Естественно, Мишка с лёгкостью раздолбал всё это скопище четвероногих, побродил по столице, пошалил, не очень понимая – зачем всё это ему надо. Затем, набив шишки и чуть не заблудившись в чужих краях, рванул восвояси и дал себе зарок: больше никогда не ввязываться в подобные авантюры. Ну что тут поделать – не по нраву ему пришлись тамошние порядки, народец какой-то хитрый, всё норовит чужими руками жар заграбастать, в спину ударить, предательство и измена на каждом шагу. И вроде религия ихняя учит совсем другому, а в результате всё шиворот навыворот. Не привык наш Мишка жить по таким звериным законам, когда каждый норовит урвать кусок пожирней, да ещё, чтобы и кусков таких было побольше, а если противник слабее, значит надо всё отобрать и спрятать – пусть лучше стухнет, но никому другому не достанется. Особенно не понравилось ему то, что при разделе добычи звери дрались между собой смертным боем, даже если совсем недавно были ближайшими союзниками. И это, несмотря на то, что новая вера в основе своей учила зверей жить совсем по другим законам и совершать поступки во имя совсем других целей. То ли читать звери так и не научились по-настоящему, то ли трудности перевода…
Так или иначе, но поступки они совершали совсем не в соответствии с Писанием и только некоторые их них, взявшие на себя роль Проповедников и Пророков, хотя бы внешне жили в соответствии с написанным и тому же учили других. А написано там было много интересного, как в самом Святом Писании, так и в нескольких жизнеописаниях самого главного Пророка, называемых Евангелиями. В одном из них, впоследствии утерянном и поэтому практически неизвестном, даже упоминался наш Мишка: «И спросил Андрей Ионин, ученик Его: Равви! Каким народам нести благую весть о Царствии Небесном? И ответил ему Иисус: Идите к народам восточным, к народам западным и к народам южным, туда, где живут сыны дома Израилева. К язычникам Севера не ходите, ибо безгрешны они и не знают пороков и грехов дома Израилева» (Евангелие от Андрея, гл.5, ст. 1—3).
При чем здесь Мишка, возразите вы? И будете правы, потому что, я и сам пока не знаю. В том то и фишка всех святых писаний, что писались они очень и очень «эзоповым» языком, а основной смысл в таких произведениях, как известно, закладывается между строк, особенно для далеких потомков. Опять же – трудности перевода и творческие потуги переписывателей. Одно несомненно – был наш Медведь в ту эпоху закоренелым язычником в то время, как весь остальной цивилизованный и не очень цивилизованный мир интенсивно превращался на приверженцев, хоть и нескольких, но монотеистических религий. А также, приверженцев разных интерпретаций и течений внутри, казалось бы, единых религий. Медведь же был вполне удовлетворен своими любимыми богами и божками, которые все вместе и каждый по отдельности, помогали ему жить поживать и добра наживать.
В общем, посмотрел Медведь на заморские нравы, посмотрел, да и подался в родные края, где пока ещё ни один имперский сапог не оставил своего несмываемого следа. Далеко ушёл, глубоко зашёл, да так, что за пару сотен лет почти что забыл о своих приключениях. А напрасно. Природное любопытство превозмогло природную же лень и в 860 году н.э. медвежий поход на Константинополь закончился совсем по-другому: никаких разгромов и грабежей, лишь, по сути, демонстрация своей силы и попытка понять и воспринять достижения своего южного соседа. Вернувшись домой, Медведь задумался и в этой своей задумчивости не заметил, как оказался на пороге Новой Истории.

ГЛАВА 3. НАЧАЛО НОВОЙ ИСТОРИИ.
               Кто-то когда-то и где-то разделил всю звериную Историю на две неравные части: до Нашей Эры (до н.э.) и Наша Эра (н.э.). Возможно - это и правильно, только мы теперь будем придерживаться другого правила: до Новой Истории (до н.и.) и Новая История (н.и.).
Так или иначе, любая история всегда имеет своё начало и свой конец. То, что происходило до н.и., мы уже вкратце рассказали. Теперь же приступаем к более подробному освещению событий, которые нас больше всего и интересуют, и которые все произошли именно в н.и.
               Здесь следует сделать небольшое отступление, связанное с тем, что настоятельно необходимо напомнить о плане Создателя. А план этот состоял, попросту говоря, в том, чтобы устроить в Лесу некий кипиш, дабы течение Истории сделать более непредсказуемым. Создание уникального зверя – лишь часть этого плана. Следующая часть заключалась в том, чтобы заставить Медведя выйти на международную арену и буквально развернуть поступательное и предсказуемое течение Истории.
               Сказано – сделано. В полном соответствии с давно усвоенной зверями диалектикой, зачастили во владения Мишки ходоки с разными Святыми предложениями. Мишка, конечно, был уникален во всём, в том числе и в том, что, как мы уже отмечали, был ленив. Уникально ленив. Нет, конечно же, не в том смысле, что ни черта не делал, а в том смысле, что настолько хорошо устроился, что ничего особенно ему уже менять не хотелось. В сезон, как правило, работал не покладая лап, а зимой валялся на печи и предавался философским мечтам о золотой рыбке и прочих разных щуках, исполняющих любые желания. Некоторые свои мечты даже изложил в виде сказок для далёких потомков, чтобы те на досуге не забивали себе голову всякими «скруджами макдаками» и прочими «том и джерями». Кроме того, не надо забывать, что соседи у Мишки были совсем даже не ленивые, а очень беспокойные. Один из них, типа ненавистного хазарского Ягуара, настолько обнаглел, что, вооружившись иудейским учением, на весь мир объявил Медведя своим рабом. Без малого сто лет просыпался наш герой от медвежьей спячки, пока примерно в 960-970 г.г. н.э. (забегая вперед - это соответствует 40-30 г.г. до н.и.), собрался с силой и покончил с этим наглецом.
Очень похоже, что Ягуар действительно сильно достал Медведя, раз до сих пор историки с трудом находят следы существования этого некогда могучего зверя, оседлавшего мировые караванные пути и обложившего данью всяк проходящего мимо. Взаимоотношения с Ягуаром, конечно же, не вписываются в десяток строк нашего текста, потому что они были сложными и трудноописуемыми ввиду отсутствия или скудости материальных доказательств, например, археологических и письменных. Отметим главное - с тех самых пор и до наших времён как раз и дошли до нас бессмертные былины о подвигах богатыря Ильи Муромца и его друзей. А ведь Медведь не просто победил Ягуара, он до основания уничтожил огромную империю, которая ему мешала строить действительно Великую Империю. Так начал воплощаться в жизнь план Создателя, в который, тем не менее, совсем не входили планы Медведя удалиться после победы в Лес и заниматься своими внутренними проблемами вместо того, чтобы развивать успех. Тоже лень? Может быть…
В общем, как вы уже поняли, лень его была не вполне лень. Создать на века сказки и былины – это вам не хухры мухры. Во-первых, для этого надо время, а, во-вторых, лениться тоже надо уметь. Впрочем, всё одно – лениться Медведю было простительно, так как он был не в курсе грандиозных планов Создателя и своей предстоящей роли.
Поэтому, после победы над Ягуаром к нему и зачастили ходоки, которые бодро приходили и так же бодро уходили. Некоторых, когда надоедали, он просто прогонял пинками и подзатыльниками, с другими же вежливо общался, дивясь их настойчивости и упорству. Беседы и споры вести умел, так как ума был недюжинного, от подарков не отказывался, но и своими дарами не скупился, благо что богат был несметно, успев за тыщи лет скопить его великое множество. Бодро уходя, ходоки приносили своим властителям истории о несметных богатствах их северного соседа, о его уме и силе. Властители пока выжидали…
               Как вода, говорят, точит камень, так и ходоки пробили брешь в Мишкином образе жизни: засобирался он окончательно в дальние края за тридевять земель принимать для себя Новую Веру, Христианскую, Православную. Из всех предложений, выбрал он ту Веру, которая показалась ему больше по душе и которая, если и отрицала его старинных друзей – языческих богов, то, по крайней мере, не запрещала отмечать вековые языческие праздники. А, кроме того, совсем даже благосклонно относилась к его национальной забаве (помните про медовуху?). К тому же за предыдущие несколько столетий от носителей православия он ни разу не испытывал никаких попыток притеснения, в отличие от других.
Путь дорога была длинная, но знакомая, в ту самую Византийскую Империю, в тот самый Константинополь, где он в своё время пару раз покутил, а один раз даже набил себе изрядные шишки. В этот раз обошлось без мордобоя…
               Вернувшись домой, наш Медведь всё-таки начал несколько по-другому смотреть на мирские вещи и устраивать новые порядки в соответствии с Новой Верой. Процесс этот был длительным, долгим и местами мучительным, так как, несмотря на Мишкину уживчивость и терпение, с ним всё равно подспудно происходил процесс реконструкции сознания в полном соответствии со значением слова «религия». Заметим, что в некотором смысле, этот процесс так и не завершился полностью до сего времени.
Для того, чтобы окончательно определиться с точкой отсчета, символизирующей начало Новой истории, и для простоты счета, сделаем привязку к 1000 году н.э. по привычному летоисчислению и назовем этот год нулевым (0 год Новой Истории - н.и.). Даже если кому-то это покажется натяжкой, повторим: Новая Вера пришла совсем даже не одномоментно и процесс её принятия и усвоения был долгим и мучительным, не закончившимся и по сей день, однако начало процесса происходило именно на обозначенном рубеже тысячелетий. Поэтому больше мы к этому не возвращаемся, дабы не вносить путаницу во временн̕ые координаты, тем более, что, как известно, всё в жизни относительно.
Итак, если до принятия Веры Медведь жил поживал в полном ладу с собой и с окружающим его Лесом, то теперь ему приходилось иногда буквально ломать своей тяжёлой лапой устоявшиеся порядки и устанавливать новые. На смену родо-племенному устройству жизни, когда всё решалось по совести и единогласно, пришли новые формы общественных коммуникаций, названия которым на тот момент ещё не придумали. Чудно: коммуникации уже были, а названия им придумают потомки!
               В общем, жизнь потекла несколько по-другому, по ходу разделяя жителей на сторонников и противников, чего раньше никогда не было. Нет, конечно же, противники существующих порядков периодически появлялись и раньше, но Лес был настолько большой, что каждый волен был идти куда глаза глядят, хоть в европы, хоть дальше. А там делай что хочешь, хоть на голове ходи, только не мешай тем, кто остался на родине жить по своим вековым законам. Так бы и жили дальше, но пришла Новая Вера, которая начала внедрять новые порядки и, как показала жизнь, назад дроги уже не было. Из сторонников и противников почему-то начали формироваться отдельные княжества, каждое из которых стало считать себя главным. Пришла в Лес междоусобица. Неприятная, я вам скажу штука, когда не только друг на друга, но и часто брат на брата. Для нашей истории это время не слишком презентабельное, что ли. И называется оно как-то уж нескладно - «перестройка». Поэтому опустим подробности, их в достатке можно найти в других источниках.
               Если хорошенько вдуматься, то всю звериную историю можно однозначно считать историей войн. А Историю, как известно, пишут победители. Как мы уже заметили, до поры до времени во владения Медведя никто не совался из-за банального страха быть побитым и посрамленным. Все великие полководцы творили историю где-то на периферии Леса, несмотря на то, что Лес их всегда манил своими несметными медвежьими богатствами. Потеряй они осторожность и страх, как когда-то хазарский Ягуар, и Звериная история враз превратилась бы в Медвежью Историю с одним главным героем-победителем, он же Великий полководец в единственном лице, пардон, в единственной морде. Мир бы так и не узнал тех «Великих», которые наводили ужас на всякую мелочь, вплоть до насекомых и прочих тараканов.
Но пришло время и периферия сочла, что пора. И зашевелились на окрестностях звери, давно завидующие богатству Медведя и выжидающие удобного момента для нападения…

ГЛАВА 4. ИСТОРИЮ ПИШУТ ПОБЕДИТЕЛИ.
               Далеко-далеко на восточных границах Леса, называемых Великой Степью, набирал силу молодой Тигр. Это был необычный Тигр, это был Великий Тигр. И дело не в том, что он сам себя таким считал. Дело в том, что когда он передвигался по Земле, Лес клонился, степные травы ложились, а Горы тряслись, грозя окрестностям камнепадами, несущими смерть и разрушения. Там, куда ступала его лапа, оставались кровавые следы разбоя и быстрой смерти. Его пассионарность была необычна, действия стремительны и беспощадны. Он терпеть не мог непослушания и признавал только быструю покорность, после чего уходил дальше, оставляя на покоренной территории своих наместников, следящих за порядком и собирающих дань в казну своей растущей империи, со временем взявшей название Золотая Орда, в полном соответствии с тигриной окраской. Тигра не интересовали ни религия, ни культура покоренных зверей, он сам разработал и повсеместно внедрял Великую Ясу, являвшейся, по сути, сборником уголовного права, в котором ни слова не было о вере и культурных особенностях. Был он настолько силён и коварен, что смог даже преодолеть Великую Стену и сломить сопротивление Поднебесного Дракона, подчинив того своей тигриной воле. Установив за короткий срок на большой юго-восточной территории свои порядки, Тигр устремил взор на Север-Запад, в самое сердце владений нашего Медведя.
Нельзя сказать, что до этого все победы давались Тигру легко и просто. Много было несогласных, да где они теперь и кто о них помнит? Тигр писал свою Историю – Историю своих побед и Вечной Золотой Орды. Медведь же в это время был занят перестройкой своих внутренних порядков в соответствии с новой Верой и совсем не ожидал, что кто-то вдруг ни с того, ни с сего начнет грабить и убивать его подданных, топтать и жечь его любимый Лес. Перестройка отнимала много сил и совсем не способствовала организации быстрого и эффективного отпора, тем более, что Тигр напал неожиданно и коварно. Было это в начале III века н.и.
Захватывая город за городом, в течение короткого времени тигриная лапа обкладывала данью уцелевших и широкой лавой двигалась на запад, грозя всему Лесу стать легкой добычей завоевателя. Реки крови и слёз были пролиты, много казней совершено в отношении непокорных, коих было достаточно в медвежьих краях. Почти триста с лишним лет держалось тигриное иго на страхе и неминуемой расплате. Однако, медвежий Лес бы настолько велик и бескраен, что тигриные лапы со временем завязли, да так, что пришлось забыть о мировом господстве и захвате всех западных территорий, вплоть до Туманного Альбиона. Медведь использовал все свои дипломатические способности, чтобы, одновременно, Тигр был уверен в его покорности и позволял ему самому, без тигриных наместников, руководить в своих княжествах. Таким образом, сложилась уникальная ситуация: Тигриная империя остановилась, некогда единая Золотая Орда начала распадаться на несколько более мелких ханств в то время, как Медведь во время ига набирался былой силы и неустанно вел работу по сплочению своих земель, чтобы рано или поздно дать решающую битву за освобождение Леса от непрошенного гостя.
За триста лет было несколько проб медвежьей силы. Как то, в 368 году н.и., Мишка сделал скрытную вылазку в самое сердце Золотой Орды и молниеносным медвежьим броском захватил столицу империи Сарай. Столица была разграблена по-хозяйски, богатства вывезены, спрятаны и следы их окончательно потеряны. Скрытность и секретность небывалого в истории Орды марш-броска были такими, что до сих пор историки спорят и не могут прийти к единому мнению о нападавших. Но мы то с вами знаем, что по всем признакам и повадкам нападавшего – это был не кто иной, как наш Медведь, совершивший молниеносный и смертельный бросок Зверя, умевшего извлекать уроки из предыдущего опыта неудач и нацеленного только на грядущую Победу, дух которого невозможно было сломить поражениями в отдельных битвах и боях. Кстати сказать, даже у Тигра не было сомнений в том, что это сделал Медведь.
И послал Тигр к Медведю послов с руганью и угрозами наказания за содеянное, Медведь выслушал, ничуть не выдав себя, пообещал разобраться и наказать виновных, а в знак примирения увеличил дань, прекрасно сознавая, что в соответствии с его стратегическим планом все эти богатства рано или поздно вернет в свою казну. Тигр был на время успокоен, тем более, что на своих северо-западных границах, кстати, недоступных даже Тигру, Медведю приходилось параллельно отражать регулярные нападения другого врага – Серого Волка, гордо именующего себя крестоносцем и считающего, что медвежья Вера требует коренной корректировки в соответствии с его представлением о настоящей вере. Конечно, Волк не был слабаком и действия его были продиктованы отнюдь не желанием легкой добычи, тем более, что он прекрасно понимал, с кем он связывается. Однако, фанатичная Вера, подкрепленная благословением его папско-ватиканского начальства, и благоприятный момент, связанный с перестройкой медвежьего уклада, а самое главное - смертельным противостоянием с Тигром, неизбежно подталкивали Волка к нападению. Можно даже сказать, что у Волка не было другого выхода, так как крестовый поход в дальние края – суть и оправдание его существования. А ослабление Медведя тому прекрасный повод. Тем более, что предыдущие крестовые походы в далекие ближневосточные земли так и не принесли желаемого результата всемирного господства Новой Веры. И тогда Папа римский объявил эру новых походов, ставшую предвестницей таких знакомых каждому современнику «Походов на Восток» - «Drang nach Osten».
Собственно, эти бесчисленные волны волчьих подлых бросков на западные границы Леса и послужили косвенным оправданием временного замирения с Тигром, тем более, что сила тигриная на тот момент была несравнимо больше волчьей.
Оставив на время Орду, Медведь подготовился к решающей битве с Волком, у которого в это время в союзниках было много всякого западного зверья: и Лис, и Рысь, и Петух (мы ещё не раз с ними будем иметь дело в будущем), и прочая шелупонь, вместе представляющие серьезную угрозу, а если ещё, не дай Бог, вместе с Тигром – то и смертельную.
               Между тем болезненные крестовые походы продолжались, доставляя Медведю немало хлопот своей наглостью и злобным коварством. Мишка долго терпел, поскольку не в его северном характере было взрываться аки мешок гексогена, но когда Волк перешел от мелких укусов к злобному вырыванию кусков мяса, вспомнил свою хищную природу и постепенно разъярился так, что в 242 году н.и. устроил подлецу знаменитое Ледовое побоище на Чудском озере, надолго отбив охоту поживиться богатыми землями медвежьего Леса. Одно благо – Волк со своими союзничками хотя бы помылись, а то в те времена смердили за версту, считая омовение водой греховной процедурой. К тому же, ледяная водичка еще и закаляет, если конечно делать это регулярно, как, например, тот же Медведь.
Фактически это поражение означало провал попыток крестоносцев воспользоваться временной слабостью Медведя. Всё, как и всегда, относительно в этом мире, где чья-то слабость по сравнению с якобы силой другого (даже подкрепленной фанатичной верой), на деле может оказаться такой мощью, перед которой рассыпаются любые замыслы и планы. В этом смысле Волку с его союзниками несказанно повезло, что Медведь был связан по лапам «делами» со своим восточным недругом, иначе в запале его ничто бы не удержало от желания раз и навсегда сравнять с землей все волчье-лисье-рысье-петушиные владения вплоть до атлантического побережья.
История не любит сослагательного наклонения, но наше предположение не лишено оснований лишь с одной поправкой – Медведь, если его не трогать, сам никого не трогает, а если его трогать, то рано или поздно даст сдачи и остановить его будет невозможно, если только он сам не остановится. А остановиться он может только сам, что и делал всегда на протяжении всей своей жизни после освобождения своей Земли от захватчиков. И если и переходил границу Леса, углубляясь на территорию неприятеля, то только в случае особых обстоятельств и с совершенно конкретной целью – добить врага в его логове и тем самым надолго обезопасить себя и своих союзников от его нападок.
Но это в будущем, а пока Медведь был занят подготовкой грядущего разгрома Золотой Орды и сброса ненавистного Ига.
               Иго игом, дань данью, а Медведь не дремал и всё чаще и чаще тревожил Тигра своими вылазками с целью потрепать тигриное войско, а заодно и опробовать свои силы. Не в характере такого зверя, как Медведь, смириться с униженным положением вечного даньщика, с которым в любой момент могут поступить по своему усмотрению. Раз за разом Мишка делал вылазки то на р. Войда (365 год н.и.), то на среднюю Волгу (376 год н.и.), то на р. Пьяна (377 год н.и.), то на р. Вожа (378 год н.и.). Во всех этих вылазках Медведь неизменно одерживал разгромные победы, но пока это были все же именно вылазки, принципиально не меняющие соотношение сил, но лишь помогающие объединению своих земель через преодоление княжеских междоусобиц. Апогеем же всего стала знаменитая Куликовская битва, произошедшая вдали от медвежьей столицы Москвы, которая к тому времени окончательно превратилась в центр объединительных процессов Леса.
               Куликовская битва имела принципиальное значение в силу того, что после неё от Тигра отвалились многие союзники и перешли в лагерь к Медведю, а Земля лесная постепенно становилась всё более единой и сплочённой, вставая под медвежье Знамя. На Куликовом поле Медведь дал одному из тигриных отпрысков незабываемый урок боевого искусства, выковывавшегося в тех самых победоносных вылазках, урок хладнокровия и выдержки, урок стойкости и несгибаемого характера воина, перед которым впоследствии клали знамена многие, так называемые, великие полководцы и завоеватели, наводившие ужас на врагов за пределами Леса. И хотя Куликовская битва совсем не означала немедленный конец Ига, этот конец окончательно стал неизбежен.
И выгорела после этого через два года Москва от тигриной мести, и не все еще княжества стояли под единым знаменем Медведя, и ещё долгих сто лет Лес выплачивал дань слабеющему Тигру, но полноводная река неизбежно пересыхала и превращалась во все более тонкий ручеёк, окончательно пересохший к концу V века н.и. А мечты Тигра о мировом господстве окончательно канули в лету.
К этому времени в Лесу пошёл процесс окончательного объединения и Медведь занялся совершенствованием внутреннего устройства своего государства. На востоке в районе средней Волги продолжал существовать крупный осколок тигриной Золотой Орды под названием  Казанское ханство, продолжавшее доставлять Медведю много хлопот своими многочисленными набегами и захватом в рабство подданных. Обычные попытки усмирения не давали плодов и, наконец, терпение Медведя в очередной раз лопнуло, поэтому в 552 году н.и. он предпринял решительное наступление, разнеся своей тяжёлой лапой неприступные городские стены Казани и присоединил к своим владениям все обширные лесные земли ханства. Это было время легендарной опричнины, приобредшей, благодаря западным историкам, вовсю старавшимся очернить Медведя, незаслуженно кровавую окраску, особенно незаслуженную по-сравнению с ужасами, творимыми всякими Генрихами, Людовиками и прочими Габсбургами, уничтожившими во многие разы больше своих собственных жителей.
В общем и целом Тигр сошел с исторической арены, хоть и оставил на ней неизгладимый след от своих когтей. Триста лет не проходят даром, так что может и права молва, говоря: потри медведя – тигра найдешь. А может наоборот: потри тигра – медведя найдешь?..

ГЛАВА 5. КРАТКИЙ ОБЗОР «ВЕЧНЫХ» ИМПЕРИЙ.
Любая империя, независимо от того, на чем она основана: на силе оружия, страхе, деньгах, технологиях, рынке, цивилизаторской миссии и т.д., с момента зарождения никогда не думает о своей кончине, а совсем даже наоборот – думает о вечности. Наверное, это нормально, однако, как показала практика, еще ни одна империя, пережив свое зарождение, не смогла избежать и своей смерти. И здесь мы вновь обращаемся к фигуральному образу, означающему безусловную относительность текущих представлений об устройстве мира и господствующих в обществе ценностей: всё зависит от высоты полета птицы. Достаточно какой-либо империи просуществовать не менее ста лет, что выше средней продолжительности жизни даже сегодня, как для целого поколения империя может показаться вечной. А если триста лет – то и для нескольких поколений. Но является ли это вечностью? Ответ, конечно же, отрицательный.
               Рассуждая на тему «Вечных Империй» с высоты полета птицы, т.е. с высоты своего века, мы неизбежно приходим к выводу, что ни до н.и., ни в н.и., не было ни одной Вечной Империи, как бы того ни хотелось их современникам и самим активным строителям империй. Необходимо отметить главное: для нас не важно научное обоснование империи, т.е., нам всё равно, на каких основах базируется та или иная империя, для нас важен сам факт признания какого-либо образования в качестве империи. Может быть, даже и спорный факт – нам всё равно. У вас своя история, у нас своя свадьба, пардон, история. Поэтому, для начала сделаем краткий экскурс в эру до н.и., переходящую в эру после н.и., богатые на, так называемые, «Вечные Империи».
Не будем останавливать свое внимание на незначительных, с нашей точки зрения, империях. Под незначительными будем иметь ввиду, например, владения восьмиглавого зеленого Дракона - империю Восходящего Солнца, якобы существующую до сих пор, поскольку, видите ли, там до сих пор есть император. Отвлекаться на подобный масштаб, прежде всего территориальный, я счел несерьёзным занятием. Даже, не смотря на то, что в 10 веке н.и. эта империя предприняла решительные, но кратковременные, действия по своему территориальному расширению. Не попал в список и, упоминаемый нами ранее, Хазарский Каганат. Почему? Да просто так нам захотелось. В конце концов, из списков его вычеркнул сам Медведь, а с ним, между прочим, особо не поспоришь…
Итак, наш краткий экскурс будет посвящен, говоря современным языком, ТОП-10 мировых Империй, которые действительно оставили неизгладимый след в истории. Предупреждаю еще раз – не обессудьте, отбор империй предельно субъективный, а список составлен в условно хронологическом порядке. Итак:
1. Персидская Империя. Возрождалась дважды: с 1550 по 1330 г.г. до н.и. (220 лет) и с 774 по 349 г.г. до н.и. (425 лет), суммарно просуществовала 645 лет.
2. Империя Хань: 1206 – 780 г.г. до н.и. (426 лет).
3. Римская Империя: 1027 – 524 г.г. до н.и. (503 года).
4. Византийская Империя: 605 г. до н.и. – 453 г. н.и. (1058 лет).
5. Священная Римская Империя (или Первый Рейх): 38 г. до н.и. – 806 г. н.и. (844 года), правопреемником которой ещё дважды становились - Второй Рейх или Кайзеровская Германия: 871 - 918 г.г. н.и. (47 лет) и Третий Рейх: 933 – 945 г.г. н.и. (12 лет). Суммарно: 903 года.
6. Татаро-монгольская Империя: Примерно 200 – 500 г.г. н.и. (300 лет).
7. Османская Империя: 299 – 923 г.г. н.и. (624 года).
8. Арабский Халифат: 368 – 47 г.г. до н.и. ( 321 год).
9. Французская Колониальная Империя: 546 – 962 г.г. н.и. (416 лет).
10. Британская Империя: 600 – 997 г.г. н.и. (397 лет).
Если кто-то запутался в эпохах, периодах и годах, то ничего страшного – я сам ещё не привык. Если кто-то скажет, что это далеко не полный список – я и сам знаю. Я же предупредил – список субъективный и совсем не претендует на научность и научный анализ. Отметим лишь, что долгожителем-рекордсменом из списка ТОП-10 является империя под номером 4 – Византийская Империя, просуществовавшая 1058 лет. Сдается мне, что основные мировые империи по таким параметрам, как продолжительность существования, территориальный масштаб  и глубина следа, оставленного в мировой истории, всё-таки в этот список попали и менять его не имеет особого смысла.
Позвольте, слышу я возражение, а как же Российская Империя? Вы правы, уважаемые читатели, бес попутал, забыл, постараюсь исправиться. Впрочем, сделал я это сознательно, так же как и в отношении ещё одного образования, несомненно, с моей точки зрения, подпадающего под понятие империи: Американская Финансовая Империя. Эти две империи не попали в ТОП-10 по одному параметру: они существуют до сих пор и поэтому выступают вне конкурса. Обозначим периоды их существования:
- Американская Финансовая Империя: 944 - 1016 г.г. н.и., т.е. по настоящее время (72 года).
- Российская Империя: 0 – 1016 г.г. н.и., тоже по н/вр. (1016 лет).
Кажется, я опять нарываюсь на возражения. Отвечать на возражения относительно Американской Финансовой Империи я сознательно не буду, а вот относительно Российской Империи готов высказаться подробней. Первое, что хотелось бы сказать, это то, что начало Новой Истории – дата в достаточной степени условная, но не более условная, чем дата начала Новой Эры. Причём, что характерно, погрешность примерно та же самая: 10 – 12 лет, которыми можно просто пренебречь.
Раз уж мы приняли новую систему летосчисления (а мы ведь её приняли?!), то и будем её придерживаться, постепенно привыкая к новым датировкам. На самом деле, наша новая система временн̕ых координат скоро будет не такой уж новой, просто процесс её широкого внедрения в массы займёт, естественно, некоторое время и не будет таким уж простым. Но это неизбежно, потому что такова Воля Создателя, спорить с которой, мягко говоря, бесполезно. На то он и Создатель, что мы неоднократно отмечали и будем не раз отмечать.
               Так вот, согласно воле и плану Создателя 0 год н.и. означает не что иное, как принятие Медведем новой веры и начало процесса рождения империи под названием Российская Империя. Спорить с этим бессмысленно, как бессмысленно ссылаться на то, что в то время даже сам Медведь не знал такого слова. Во-первых, слово это в любом случае иностранное, а во-вторых, японский император до сих пор считает, что он император Поднебесной Империи, которой, можно сказать, и не существовало вовсе. В-третьих, мало найдется желающих оспорить тот факт, что Российская Империя уж точно существовала. И моя задача заключается в очень простом: доказать, что она существует до сих пор, что не так уж и сложно. Для этого достаточно всего одного аргумента: до сих пор в 1016 году н.и. существует на планете самое большое государство в мире.  Это государство за время своего существования имело несколько названий: Русь, Россия, СССР и вновь Россия, и с момента рождения неуклонно расширяло свои границы. В истории государства были периоды, когда его территория незначительно сокращалась, но со временем неизменно восстанавливалась, причем зачастую становясь еще больше. По некоторым признакам, известным, кстати, всему миру, потому что мир за этим пристально следит, этот процесс (расширение) происходит и сегодня – в 1016 году Новой Истории.
Так получилось, что западная граница установилась и оставалась практически неизменной (не считая кратких и не очень кратких периодов ранее, а также современного периода) на протяжении более тысячи лет, а расширение шло, как правило, на восток и незначительно на юг. Что совершенно естественно: вспомните – потри Медведя Тигра найдешь (или наоборот). А ведь потомки Тигра до сих пор живут восточнее от центральных регионов медвежьих владений, что и обусловило естественное и, чаще всего, мирное расширение на восток, вплоть до Аляски. Надеюсь, никто не возьмет под сомнение, что за исключением Аляски, в свое время просто относительно выгодно проданной, все дальневосточные владения есть медвежьи владения? Таким образом, считаю доказанным, что Российская Империя существует по сей день и её возраст составляет не менее 1016 лет, начиная с 0 года н.и. И этот возраст в ближайшем будущем, похоже, превысит возраст империи-долгожительницы: Византийской Империи просто потому, что Российская Империя не собирается прекращать своё существование. Более того, собирается вернуть потерянное в последние 25 лет. А кое-что уже и вернула.
Но об этом речь еще впереди...

ГЛАВА 6. БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ – ГЛАВНЫЙ ВОПРОС.
               Худо-бедно, но Медведю удалось за время тигриного ига не только сохранить свои владения, но и впоследствии значительно их расширить. Как мы уже отмечали, расширение происходило в основном в восточном направлении и частично в южном. Лес окончательно превратился в настоящую империю, а Медведь – в Императора, политика которого всегда была “необыкновенной для того времени гуманностью, и удивительным уважением к» каждому зверю, ибо Медведь каждого зверя считал «образом и подобием Бога” (Эрнст Бенц).
Мы отнюдь не стремимся идеализировать процесс медвежьей политики, но, как говорится, всё познается в сравнении. Например, зарождавшиеся как раз в это время Французская Колониальная Империя Лиса и Британская Империя Льва расширяли свои владения только одним способом: Огнем и Мечом. Внутренняя суть этих империй, направляемая Католической Верой, базировалась исключительно на материальных целях выкачивания богатств колоний, а впоследствии – использования дешевой рабочей силы, что в начале (несколько столетий) имело форму банального рабства, чего никогда не позволял себе Медведь.
В сущности, расширение европейских колоний в направлении других континентов было продиктовано лишь одним обстоятельством: Запад осознавал, что одолеть Медведя и покорить Лес он не в силах, хотя попытки эти не оставлял никогда.  Самому же Медведю в то далекое время не всегда удавалось склонить своих соседей исключительно к мирному присоединению под свое покровительство. Однако историческая необходимость диктовала свою железо-бетонную волю, дабы навсегда исключить возможность угроз, постоянно исходящих с востока и юга. Со временем медвежья империя приобрела свою законченную форму, имеющую естественные морские границы на севере и востоке, веками подтвержденную «цивилизационную» границу на западе (от Балтики до Черного моря) и постепенное, опять же «цивилизационное», разграничение зон влияния на юге (Кавказ и Закавказье), среднеазиатском регионе (Средняя Азия) и юго-востоке (Юго-Восточная Азия). И если естественные границы оставались незыблемыми, то «цивилизационные» многократно подвергались сомнению соседями, которые внимательно следили за Медведем и регулярно, пользуясь его временными ослаблениями и «перестройками», пытались отвоевать те или иные территории, которые считали своими.
Остановимся на некоторых таких попытках, принесших немало беспокойства Медведю.
В начале VII века н.и. небывалую силу приобрел польский Петух, основавший к этому времени в союзе с прибалтийскими Шпротами Польско-Литовское Царство. Надо сказать, что Шпроты ранее сами не раз пытались вести самостоятельную политику, но пограничное расположение между двумя многовековыми соперниками (Запад и Русь) оставляло им только один выбор – входить в союз и никогда не действовать самостоятельно. Отсутствие мобильных коммуникаций иногда приводило к тому, что Шпроты были не в курсе разгрома своего союзника и продолжали с важным видом бряцать оружием даже тогда, когда по их головам, не замечая важного бряцанья, неслись – то Медведь на запад, то Волк со товарищи на восток. Когда всё успокаивалось, Шпроты с удивлением обнаруживали, что граница вновь изменилась и они поменяли своих хозяев. Видимо, так им на роду написано, поэтому не будем их винить, всё-таки, география – это, в некоторой степени, судьба. Шпроты конечно хороши сами по себе, в смысле вкуса в качестве закуски, но они настолько мелкие, что хороши когда их много, но когда одна из них вдруг разбухает до размеров селедки, крышу у неё сносит, она вдруг вспоминает о своей древней истории и начинает пыжиться аки рыба-шар. А поскольку основания для этого есть только у литовской шпроты, то она чаще всего и пыжится, забывая о своих истинных природных размерах. Так было, например, накануне Куликовской битвы, которая, как впоследствии выяснилось, произошла не без участия Ватикана, координировавшего шпрото-тигриный союз против Медведя. Однако поскольку, во-первых, Тигр со шпорами ещё куда ни шло, а вот Тигр со Шпротами – как то совсем забавно, а, во-вторых, Шпроты двигаться по суше слабо приспособлены, то битва прошла без них ввиду их банального опоздания.
Но вернемся к Петуху.
               Время расцвета петушиного царства – это время заката волчьей Священной Римской Империи, называемой еще Первым Рейхом. В Европе в то время верховодил исключительно Волк, знающий толк в дисциплине и в методах истребления непокорных. Железной германской хваткой держал он более 800 лет все европейское зверьё, не позволяя в своем присутствии ни кукарекать, ни тявкать, ни тем более рычать. Волчью дисциплину познали на себе все, кроме, пожалуй, британского Льва, пользующегося своей островной отдаленностью. Что касается Медведя, то здесь, как мы уже отмечали выше, Волку обычно светили водные процедуры, чего он органически не переносил. Поэтому со временем волчья империя, не будучи морской державой, оказалась в тисках своих естественных границ и вся её немеряная энергия начала замыкаться на самое себя. А поскольку энергия была исключительно агрессивной, то результат её замыкания был равносилен самоуничтожению, что и произошло неизбежно примерно в описываемый период. Чем и воспользовались другие сильные игроки, начав процессы своего собственного расширения. В этом смысле Петуху повезло меньше всего, так как он жил в самой середине Европы и имел выход только во внутреннее Балтийское море, контролируемое другим зверьём. Волка Петух всегда боялся, Лиса – тем более, так как тот генетически любил курятину, прочие тоже обидно заявляли: «сколько на Петуха парик не одевай, все равно под ним вши бегают». Поэтому-то и замыслил Петух создать союз с литовскими Шпротами ввиду их врождённого желания насолить хоть кому-нибудь за свои несбывшиеся мечты о самостоятельности. Особо грели шпротные души мечты об отмщении Медведю за беспардонную беготню по их головам, сделавшую шпроты навсегда лежащими плотными рядами и всегда на боку, что невыгодно отличало их, например, от аппетитных кусочков лосося и даже от кильки в томатном соусе. В этом союзе верховодил, конечно же, Петух, о чём Шпроты догадывались, но предпочитали не замечать. Надев тяжелое вооружение и украсив его страусино-павлиньим оперением (ввиду блёклости природного), Петух, воспользовавшись очередной медвежьей перестройкой, связанной с престолонаследием, набрал побольше воздуха, зажмурил от страха глаза, назвал это смелостью и попёр на Москву, в которой была очередная перестройка под названием Смутное Время.
Оказавшись в самой Москве, Петух так раздулся от важности, что неожиданно для самого себя предложил свои услуги в руководстве всеми медвежьими владениями, заручившись поддержкой Ватикана. И всё бы ничего, но Петух по своей петушиной вредности и низости происхождения, начал потихоньку вывозить московские сокровища в свой курятник. И даже это по тем временам не так уж из ряда вон, но вот клевать Медведя не следовало, а главное – навязывать свою Католическую Веру. Впрочем, эти ошибки запад почему-то усвоить никак не может до сих пор.
Медведь, как водится, преподал Петуху очередной урок вежливости и попросил удалиться. Просьба сопровождалась весомыми оплеухами, вследствие чего страусино-павлинье оперение сильно обтрепалось. Поскольку Смутное Время у Медведя продолжалось, Петух счёл себя изрядно потрёпанным, но непобежденным и даже сумел оттяпать часть западных областей медвежьей родни: Росомахи и Кабана. Оттяпал аж на 400 лет, что сказывается до сих пор. Кое-чем за это время попользовались и Шпроты, но ввиду курино-рыбьего скудоумия и банального несварения, ни Петух, ни Шпроты переварить захваченное так и не смогли.
Медведь же, решив проблему престолонаследия, в очередной раз задумался. И пришла ему в голову очередная «гениальная» мысль, что он де полноправный европейский житель и жить ему надлежит по-европейски: с евроремонтом и прочими, иногда даже полезными, безделушками. По ходу он разобрался со своим северным соседом – шведской Рысью, прорубил окно в Европу, перенес столицу в Санкт-Петербург и вовсю начал перенимать западные технологии и образ жизни. Приживалось это тяжело и, прежде всего потому, что западный уровень жизни достижим только при одном условии: надо иметь колонии, из которых выкачиваются дармовые богатства и используется туземный рабский труд. Медведь же рабства не признавал, колоний заморских не имел, а свои приобретённые территории старался не обижать и зверьё в них в обиду не давал. Однако сравнение в уровне жизни было не в его пользу и тогда он стал интенсивнее использовать труд своих коренных жителей, постепенно введя в обиход крепостное право.
Жители периодически восставали: то на Волге, то на Дону, то еще где. Восстания приходилось подавлять, иногда жестоко. От этого никто не выигрывал и каждый оставался при своём. Если не останавливаться на этом подробно, то главную дилемму можно сформулировать так: находясь между Европой и Азией и выйдя на мировую арену, Медведь исторически был обречен разрываться между двумя мало совместимыми ценностями – европейским индивидуализмом и азиатским коллективизмом. Подобная раздвоенность неизбежно накладывала отпечаток на действия и порождала постоянное стремление то в одну, то в другую сторону. Сразу в обе почему-то не получалось.
Лишь в последнее время отчетливо начали вырисовываться контуры особого евразийского пути, в котором бы оптимально сочетались оба направления, хотя пока этому нет фундаментального теоретического обоснования. Как говорится, всему свое время. А пока продолжим описание основных терний, стоящих на пути Медведя в строительстве империи.
VIII век н.и. ознаменовался, пожалуй, главным событием: Медведь окончательно закрепил свои позиции в северном Причерноморье и в Крыму. Война с османским Удавом, успевшим подержать в своих смертельных объятиях и Византию, и европейские Балканы, и северную Африку, была принципиальная и не в последнюю очередь из-за того, что Крым за много веков приобрел славу перевалочной базы работорговцев, чего Медведь не переваривал на дух. Молниеносная и блестящая война навсегда покончила с работорговлей в Крыму и укрепила позиции Медведя на южных рубежах. И хотя Османская Империя просуществовала еще долгих 200 лет и не раз пыталась вернуть потерянное, Медведь приобретениями не разбрасывался, чувствуя не только свою силу, но и правоту. Все приобретения диктовались, как правило, желанием укрепить свои границы и отодвинуть опасность как можно дальше: на север, на юг и на восток, исключая запад – по причинам, отмечавшимся нами ранее.
Особенная значимость придавалась Медведем своему продвижению на восток, так как там не просматривалась цивилизационная граница с перспективой превращения в стабильные рубежи. Более того, аморфность восточных рубежей, находящихся под властью очередного тигриного последыша Кучума, жестоко тиранившего местное звериное население, создавала исключительно жёсткую историческую необходимость восточной экспансии Медведя до своего естественного дальневосточного побережья, что и обусловило выполнение этой задачи в кратчайшие сроки. По ходу была установлена юго-восточная цивилизационная граница с Поднебесным Драконом, действующая и по сей день. Быстро набравший необходимую инерцию процесс не смог так же быстро остановиться и плавно поглотил Аляску, что впоследствии было признано ошибкой и исправлено путем продажи в 867 г. н.и. Белоголовому Орлу. Не в последнюю очередь это имело причину нежелания Медведя иметь заморские колонии, на что в то время был заточен, например, Британский Лев.
В те времена передовой отряд Первопроходцев успел дойти аж до Калифорнии, но там Медведь понял, что на этом практически мирная экспансия себя исчерпала, так как звери американского континента, прежде всего индейский Горный Лев – Пума, жили совершенно другими ценностями, которые Медведю, познавшему технический прогресс, были уже чужды. Пума же сочла приход Медведя, как исключительную агрессию и, хотя у нее не было шансов, приготовилась к смертельной схватке. Тогда Медведь, предпочитавший мир любой войне, вынужден был удалиться. Если бы он знал, что в это же самое время вытворял Белоголовый Орёл, пожалуй, мог бы несколько скорректировать свои планы. Но это уже другая история.
Во всяком случае, народная молва, которая, как известно, никогда не ошибается, так охарактеризовала процесс продвижения Медведя на восток: «и так, обороняясь, он прошел от Урала до Дальнего Востока». Присоединение гигантской территории произошло в VII веке н.и. менее, чем за сто лет, что только подтверждает наше утверждение, что этот процесс был преимущественно мирным.
В это время французский Лис, несмотря на то, что ростом не шибко вышел, умудрился собрать под свои знамена всю европейскую разношёрстную рать. В силу присущей природной хитрости, Лис развернул знамя Свободы и Демократии и пошёл с этой темой на восток, что рано или поздно должно было случиться, поскольку Лис понимал свободу, как мировое господство, которое без заветного медвежьего Леса обоснованно казалось ему неполноценным. Не спасали положение даже египетские завоевания, доставшиеся относительно легко. По своей внутренней сути Лис был продолжателем банальных крестовых походов, хотя и тщательно скрывал это обстоятельство – своеобразный «Drang nach Osten» с французским прононсом.
Такого гениально продуманного плана подготовки к войне с Медведем история еще не знала: разведка, диверсии, вброс фальшивых купюр, детальное планирование сражений и быстрое подписание мира на своих условиях. Французское происхождение Лиса диктовало определенное благородство по отношению к побеждённому, исключая войну на уничтожение. Вот лишь несколько высказываний накануне вторжения: «Я иду в Москву и в одно или два сражения всё кончу»,  «Если я возьму Киев, я возьму Россию за ноги; если я овладею Петербургом, я возьму её за голову; заняв Москву, я поражу её в сердце», «Торжество будет уделом более терпеливого. Я открою кампанию переходом через Неман. Закончу я её в Смоленске и Минске. Там я остановлюсь».
Сосредоточив более чем полумиллионную великолепно обученную армию, что обеспечивало троекратное преимущество, 23 июня 812 года в полном соответствии с планом Лис со товарищи начали переправу через Неман с намерением закончить кампанию до конца 812-го года. Не будем подробно останавливаться на промежуточных перипетиях этой войны, получившей название Отечественной Войны 812 года, отметим лишь, что план Лиса в основных своих пунктах был блестяще реализован, а в чём-то даже и перевыполнен. Его предсказание о сроках сбылось на 100%, так как военная кампания против Медведя действительно закончилась до конца 812 года, несколько дней не дотянув до Нового Года. План по взятию городов перевыполнен, так как Лис побывал даже в Москве, правда ,так не сумев по известным причинам насладиться ее красотой. И, наконец, победил в войне действительно более терпеливый, как и предсказывал гениальный Лис. Единственное, что не удалось – уверенно предсказать победителя. Но это уже, как говорится, мелочь, которая ничуть не умаляет заслуги Лиса перед историей, как одного из самых Великих Полководцев, дерзнувшего дать открытый бой самому Медведю.
Откуда же было знать Великому, что Медведь начнет позорно отступать, заманивая низкорослого полководца в увлекательное путешествие по таинственному Лесу, наполненному невиданными ранее зверями, называемыми Партизанами. Откуда же мог знать Великий, что его гениальный план породит бессмертный афоризм: «Любая война против Медведя заканчивается парадом Казаков по улицам Парижа». Да и откуда же было знать Лису, покорившему всю Европу, что Казак и Партизан – это вовсе и не звери, а образ жизни Медведя, не предполагающего никакого иного конечного результата, кроме Победы, не взирая на первоначальные неудачи.
Впрочем, «первоначальные неудачи», как показала тысячелетняя история – недостаток или, другими словами, ахилессова пята Медведя, по всей видимости, специально задуманная Создателем.
Поразительно, как, казалось бы, «небольшой недостаток» может причудливо разворачивать течение истории в самом непредсказуемом направлении и приводить к невероятным результатам. Ведь до сих пор нет внятного объяснения сокрушительного поражения всего европейского зверья, хитроумно объединенного Лисом для завоевания мирового господства. За неимением лучшего, западные историки сошлись во мнении, что Лис не сдюжил против лютых медвежьих морозов! Самое удивительное, что данная версия прокатывает даже сегодня, несмотря на ее смехотворность. Пожалуй, опровергать сие бессмысленно, дабы не опускаться на подобный уровень дискуссий. Для нас же главный вывод из этой вакханалии в том, что Медведь окончательно сделал ясный вывод о цивилизационной несовместимости с европейскими «собратьями», поднявшими на знамя идеи свободы и демократии, как единственно верные и которые, следовательно, возможно навязывать остальному миру насильственными методами.
Рациональная привлекательность этих идей, обещавших зверью комфорт и обеспеченность, без борьбы за существование, еще долгих сто лет как ржавчина разъедала лучшие умы населения Леса, подталкивая их к активным действиям, вплоть до террористических актов и, в конце концов, закономерно закончилась революцией, бывшей по сути государственным переворотом, чуть не приведшем к гибели целой империи-континента.
Перевороту предшествовала очередная европейская бойня (Первая Мировая Война) с участием Медведя, который был в неё втянут помимо своей воли. Бойня длилась три года с 914 по 917 г.г. н.и. и для Медведя закончилась февральской революцией 917 года, перешедшей в октябрьскую того же года.
Дабы не потерять оставшиеся территории Медведь был вынужден выйти из войны и заключить Брестский мир, отдав германскому Волку значительные западные территории, который впоследствии их закономерно потерял. Одним из итогов Первой Мировой была ликвидация четырех империй: Российской, Германской, Османской и Австро-Венгерской, три из которых так никогда и не возродились. Лишь Российская Империя, пройдя через неимоверные трудности внутренней гражданской войны, смогла возродиться, приняв новое название – Советский Союз. И если первые 10-15 лет СССР возрождался под пресловутым лозунгом Свободы народам мира, воплощенным в лозунгах Коминтерна, стремившегося развязать мировой революционный пожар, то в 30-х годах прошлого века Медведь, осознав утопичность означенных идей, начал выжигать их каленым железом и вновь сделал ставку на усиление Государства, Армии и народного патриотизма.
Надо сказать, что своевременность ставки на государство-образующие идеи была впоследствии подтверждена ходом истории, хотя и сопровождалась спорными методами, до предела искажаемыми на местах и часто приводившими к необратимым последствиям с гибелью ни в чем не повинных зверей. Не наша задача заниматься детальным исследованием этих методов и их последствиями, хотя эта переломная эпоха и породила множество мифов, исказивших главное – Медведь реально осознавал, что от него зависит вопрос существования или окончательной гибели Леса. Гигантская, вновь восстановленная империя требовала решительных действий для сохранения своего суверенитета, так как в Европе вновь зрели силы, стремившиеся к мировой войне.

ГЛАВА 7. И ВНОВЬ ГЛАВНЫЙ ВОПРОС: БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ.
Потерпев поражение в Первой Мировой Войне, Волк сделал выводы и, взяв на вооружение демократические методы, начал свое возрождение, стремясь возродить свою вековую мечту о мировом господстве. В 933 году н.и. он провозгласил создание Третьего Рейха и начал свое победоносное шествие по Европе. Европа, как водится, сопротивлялась не долго, можно сказать и не сопротивлялась вовсе. Главная причина была в том, что возрождение германской империи никак не подразумевало уничтожение европейского зверья, а вовсе даже наоборот: минимально насильственными методами привлечение этого самого зверья в свои союзники и затем очередной поход на восток – тот самый Drang nach Osten. Надо сказать, что свою истинную цель Волк вовсе не скрывал и цель эта вполне привлекала всех его союзников – от мала до велика.
Ни Британский Лев, ни американский Орёл не возражали, стараясь сделать так, чтобы максимально отвести удар от себя и позволить Волку растратить свои силы на востоке и впоследствии самим стать хозяевами всего мира. Эта политика заокеанских персонажей была предсказуемой и, в какой-то степени, оправданной в первую очередь их собственными амбициями и претензиями на мировое господство. Медведь же, как водится, стоял на пути этого господства и у тех и у других. Надежды на быстрый разгром Медведя подогревались очередной его перестройкой, связанной с переходом от идей Коминтерна и идеям Государства, что не могло проходить безболезненно. Кроме того, и Лев и Орёл прекрасно сознавали слабость своих разжиревших войск и отсутствие в них духа, сколь-нибудь сопоставимого с волчьим или медвежьим.
Как известно, Лев, несмотря на свой устрашающий вид, благодаря которому приобрел статус Царя зверей, достаточно паразитическое животное, привыкшее загребать жар чужими лапами, не желая самому участвовать даже в добыче свежего мяса. Орёл же, несмотря на размах крыльев и хищную природу, по сути, парит высоко в небе, выискивая добычу, которая всегда заведомо слабее него. Так действовал Лев в своих многочисленных колониях, разжигая противоречия и добивая раненых, так действовал Орел в своей стране, уничтожая коренных жителей и сделав коллекционирование скальпов национальным видом спорта. И тот и другой всегда предпочитали выждать удобный момент, когда противник слаб и потерял бдительность, чем вступить в боевое столкновение с равным. Кроме того, оба всегда являлись мастерами тайных интриг, действуя широким дипломатическим фронтом, вступая в секретные переговоры и влияя на их исход самым запутанным и хитроумным образом. По сути дела, несмотря на видимое отличие, Лев и Орел являлись кровными братьями, даже разговаривавшими на одном языке. Видимо поэтому и образ их действий оказался максимально схожим, что особенно проявилось в описываемый период 30-х годов н.и. Пока Волк готовился к завоеванию мира, Лев и Орёл заняли выжидательную позицию, не гнушаясь вступать в секретные переговоры и вступая в тайные альянсы.
Расстановка сил перед войной была, можно сказать, стандартной: на пути Волка, как всегда стоял Медведь, затеявший новую перестройку. Всё европейское зверьё в короткий срок парадным шагом зашло под волчьи знамена в то время, как Лев и Орёл привычно интриговали, не гнушаясь делать откровенные заявления, типа: «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и пусть они как можно больше убивают друг друга, хотя мне не хочется ни при каких условиях видеть Гитлера в победителях.» (Орёл) или «если Лондону не уйти от соглашения с Советским Союзом, британская подпись под  ним не должна означать, что в случае нападения немцев на СССР, англичане придут на помощь жертве агрессии и объявят Германии войну. Мы должны зарезервировать возможность заявить, что Великобритания и Советский Союз по-разному толкуют факты.» (Лев). Из сказанного невооруженным взглядом видно, что Лев и Орёл вели двойственную политику, стараясь выжать максимум выгоды из развязавшейся мировой войны. На этот счёт можно сказать одно: тайна их поведения накануне новой мировой бойни до сих пор хранится за семью печатями и недавно срок их секретности был официально продлен ещё на 50 лет! Видимо, господам демократам есть, что скрывать. Да ну и Господь с ними, пусть это останется на их демократической совести.
С учетом того, что Лев и Орёл реально вступили в войну на стороне Медведя в июне 944 года (через три года после пересечения Волком границы Леса!), можно сделать вывод о глубокомысленных раздумьях: вступать в войну, или не вступать и самое главное – на чьей стороне!? Не вдаваясь в подробности хода Великой Отечественной Войны, отметим лишь, что, как это было неоднократно, Медведь вновь в одиночку столкнулся с многократно превосходящими силами ОБЪЕДИНЕННОЙ Европы и потребовалось долгих три года после привычных «первоначальных неудач», чтобы собраться с силами, перестроить экономику на военные рельсы и сломать наступательный хребет европейской стаи. Почуяв ускользающую из лап Европу, готовую лечь к ногам Медведя, Лев и Орёл спешно вмешались, высадив десант в Нормандии. Огрызнувшийся Волк, связанный по передним и задним лапам на восточном фронте, чуть не сбросил бравых вояк обратно в море и только усилившееся наступление Медведя спасло их от водных процедур в Ла-Манше.
Встреча на Эльбе ознаменовала начало нового периода в мировой истории, названного «холодной войной», так как пресловутая цивилизационная несовместимость не позволила бывшим союзникам найти общий язык и начать мирное переустройство послевоенной жизни. Надо сказать, что в холодной войне не было персонального виновника, да и не наша задача заниматься его поиском. Это было соревнование двух систем, ни одна из которых не была ни идеальной, ни «универсальной», ни даже просто одна лучше другой.
Что касается СССР, то с конца 50-х годов прошлого века произошло следующее – был вновь взят ориентир на партийное руководство, всеми силами распространяющего свою социалистическую систему на весь мир. Это была несомненная ошибка, надорвавшая силы огромного государства и закономерно приведшая к частичному распаду Великой империи в начале 90-х годов прошлого века. «Национальная забава» по употреблению медовухи в немеряных количествах настигла в Беловежской Пуще и неожиданно вскружила голову мнимой радостью независимости от самого себя…
Относительно Запада, обобщённо можно сказать следующее: доказывая преимущества «универсальных ценностей», якобы обеспечивавших высокий уровень жизни, капиталистическая система попала в собственный капкан, так как после распада СССР постепенно выяснилось, что уровень жизни обеспечивался не преимуществами системы, а наращиванием долговой нагрузки с помощью подконтрольных финансовых институтов. Кроме того, противники России, объединив усилия, попытались создать мировую финансовую империю, которую со временем начали «одевать» в различные финансовые инструменты, помогавшие им постепенно внедряться в экономику любой страны.  Заигравшись с финансовыми инструментами к концу века, Запад очевидно пришел к системному кризису, грозящему стать необратимым.
В то же самое время Медведь в самом конце прошлого века вновь встал перед выбором: по какому пути пойти. Начав создавать демократические институты по западному образцу, он быстро в них разочаровался и, прежде всего потому, что они очевидно не отвечают природной ментальности зверя, всегда нацеленного на поиск своего оригинального пути развития, обеспечивавшего достойное существование империи и, в отличии от других, не исчезнувшей в исторических переплетах в течение тысячи лет и всегда опиравшейся на свои силы и богатства. Соревнование с Западом и последующие демократические эксперименты оставили ему в наследство полуразрушенную страну, существенно сократившую свои границы, плохо функционирующую экономику с очередями за самым насущным, демографические проблемы и спивающееся зверье, утоляющее в алкоголе свою нереализованность. Подойдя к краю и заглянув в темную бездну, Медведь тряхнул хмельной головой и бесстрашно объявил дефолт, вежливо попросив кредиторов выстроиться в очередь по ранжиру. Порядок ранжира определил сам, да так, что никто не посмел и тявкнуть. Сказалось еще одно лесное наследство: громадный ядерный потенциал и еще не утратившая боевой дух армия. Так началось возрождение Империи.

8. ЭПИЛОГ.
Оценив свои силы и возможности, Медведь взялся за строительство Нового Великого Леса. Начинать надо было, как водится, почти с нуля. Впрочем, где наша не пропадала, не впервой. В конце концов, план Создателя – планом Создателя, а опираться надо на себя, а не на привычный авось.  За полтора десятка лет нового столетия, благодаря упорному труду и рачительному использованию лесных богатств, экономика государства из задворок вышла в первую десятку и не собирается сбавлять темпа, несмотря на всякие кризисы-шмизисы. Худо-бедно, но начала выкристаллизовываться та самая главная идеология, которая всегда жила в лесной живности и выручала в самых, казалось бы, безнадежных ситуациях: ПАТРИОТИЗМ, основанный на непреходящей ценности – любви к Лесу. Закономерным следствием этой идеологии стало беспрецедентное усиление Армии и Флота.
И зашевелились вокруг звери, почуявшие ускользающие из лап лесные богатства. Особой пылкостью, почему то отличались бывшие соседи, в свое время отказавшиеся от общей собственности, лишь бы не платить по счетам. Освобождение от долгового бремени мало помогло и вновь зазвучали голоса о несправедливом дележе, когда-то бывшего общим, достояния.
Особенно усердствовал Боров, не брезговавший подворовыванием, что, впрочем, было всегда его характерной чертой. Медведь до поры до времени терпел, но потом стал банально периодически перекрывать кран. До известной степени это срабатывало, пока вопрос не умер сам собой, поскольку Борову недвусмысленно намекнули, что Волк с Лисой, страдающие от перекрытия крана, испокон веков промышляли свининкой и непрочь вспомнить свои пищевые пристрастия и в наш просвещенный век.
Что касается  хозяйки Белого Леса Росомахи, то эта хитрая зверюга досаждала больше морально, на что Медведь чаще всего недвусмысленно намекал на Таможенный Союз, изначально подразумевая конечное объединение с близким родственником. В конце концов, Росомаха сдалась, так как, по сути, обладая природным умом и смекалкой, всегда стремилась под крыло Медведя. Такое же решение принял и мудрый Степной Беркут, никогда не задиравший Медведя и всегда стремившийся к тесному союзу с ним.
Признаки возрождения Великой Империи вновь встали во весь рост. Десять лет не прошли даром, однако звери вокруг продолжали шевелиться, не понимая, что добыча уже упущена. Закавказский Шакал, обычно промышляющий падалью, еще не знал, что скоро его меню обогатится новым экзотическим блюдом, под гордым названием галстук…
Будучи дальним родственником Волка, Шакал, однако, не обладал даже толикой его достоинств: ни силой, ни умом, ни обыкновенным здравым смыслом. Всё это хозяйство напрочь отсутствовало вкупе с отсутствием исторической памяти, когда почти 200 лет Шакал прожил под покровительством Медведя, что в свое время спасло его шкуру от Османского Удава. Хлебнув за 15 лет демократического угара, Шакал сделал два выдающихся географических открытия, датированных 1008 г. н.и., о которых до сих пор никто не подозревал:
- Грузия в латинской транскрипции пишется как Georgia, следовательно, является частью одного из крупнейших штатов владений Орла с одноименным названием;
- Georgia настолько велика, что одновременно является частью, как Америки (Georgia), так и Европы, что до сих пор удавалось единожды только Российской Империи и то ненадолго. Следовательно, размер не имеет значения.
Из этих, подчеркиваю, выдающихся географических открытий, ошеломивших Шакала своей глобальностью, естественным образом нарисовались умопомрачительные перспективы и замыслы, которые за тысячу лет не смог осуществить никто:
- единственное достоинство Медведя – его размеры, за которыми скрывается немощное дряхлое тело, неспособное на решительные действия. Следовательно, попробовать его на прочность во всем мире может только Шакал, единственный твердо стоящий лапами на двух континентах;
- в случае военного конфликта Шакала с Медведем, на стороне первого немедленно выступят как Орёл, естественным образом обязанный защищать СВОЮ территорию (Georgia), так и вся европейская стая, также мечтающая заполучить в свои ряды всё, что плохо лежит. Следовательно, военная кампания для Шакала абсолютно безопасна;
- война, с участием Сильных мира сего, закончится быстро и на выгодных для Шакала условиях. Следовательно, даже если союзники не захотят добивать Медведя в его логове, Шакал, как минимум, вернет себе свои потерянные территории;
- окончательный вывод: надо немедленно начинать!
Надо сказать, что сделанные Шакалом открытия были не такими уж беспочвенными, тем более, что Орёл вкупе с европейской стаей в один голос их поддержали и даже выстроились в очередь, дабы стать почетными гражданами новоиспеченного государства. Оказалось, что для признания открытия больше нет надобности в оценке его научной ценности, достаточно признания «цивилизованной» части человечества. Дальше, больше – потекли в Georgia широким потоком универсальные демократические ценности: деньги, современное оружие и военные советники. Кропотливый труд не пропал даром: Шакал быстро заменил гнилые зубы на сверкающие волчьи клыки, приобрел орлиный взгляд, нацепил перед зеркалом красный галстук и путём недолгих умозаключений приступил к осуществлению своих замыслов, выбрав самый удачный момент – разгар Олимпийских игр 1008 года. Выбор момента диктовался необходимостью абсолютной неожиданности, что удалось в полной мере. Можно сказать, что в этом Шакал превзошел не только сам себя, но и весь остальной мир. Пожалуй, это было запредельно гениально, настолько, что стало полной неожиданностью не только для Медведя, но и для американо-европейской стаи.
Оседлав американский Hammer и оскалив вставные зубы, Шакал объявил боевую готовность и в ночь на 8 августа, что есть силы, рванул в подбрюшье Медведя, круша всё на своем пути. Операция получила название «чистое поле». Если целью операции был план по отъёму спорных территорий сродни Barbarossa, то закономерно возникает вопрос об умственной неполноценности автора гениальных открытий, даже если на его стороне выступят сильные мира сего. Если же в план входило намерение побольней укусить Медведя, то этот план удался и исполнение его было гениально. Впрочем, как вы догадываетесь, так же гениально, как и выданная до этого на гора серия открытий.
Первыми на пути Шакала оказались миротворцы Медведя. Шакал самоуверенно предложил сдаться и пропустить его через границу. Предложение, учитывая неравенство сил, было вполне разумным. Не согласиться с ним было равносильно самоубийству. То ли миротворцы этого не понимали, то ли насмотрелись американских боевиков и возомнили себя Рембо, которого никогда не существовало, то ли посчитали свой участок Брестской крепостью, которая осталась в далеком прошлом, но факт остается фактом: батальон миротворцев неожиданно не согласился и, не сомневаясь ни мгновения, принял решение дать Шакалу жестокий бой…
Узнав о вероломном нападении Шакала и о неравном сражении миротворцев, Медведь глухо зарычал и, поставив в курс Орла и прочую европейскую рать, приказал немедленно начать операцию под названием «принуждение агрессора к миру». «Долгих» пять дней он гонял Шакала по горам и предгорьям, по ходу отбирая Hammer-ы и сдерживая своих бойцов от желания с ходу взять столицу Georgia.
Мир был в буквальном смысле потрясён, хоть и тщательно скрывал свое потрясение. Быстрее всех опомнились Петух, Боров и Шпроты, кинувшиеся в едином порыве оказать моральную поддержку Шакалу, так как ни на какую другую поддержку они были не способны. Гораздо интереснее было поведение других игроков, которые как раз и подогревали шакальи амбиции и которые, по большому счёту, лишь нервно выжидали, пытаясь понять, что собственно вообще произошло. Особой решительностью отличился Орёл, без раздумий заявивший, что Hammer-ы являются его собственностью и Медведю де надлежит немедленно их вернуть владельцу. Поняв, что выдал себя с головой, Орёл больше не стал делать подобных необдуманных заявлений и предоставил возможность разбираться в европейских делах самим жителям Европы.
Первым не выдержал Лис и скоропостижно бросился жать Медведю лапу, по ходу убеждая мир в своей дипломатической победе. Остальная стая так и не проявила должной активности, почуяв своим звериным нюхом, как с Востока неуловимо повеяло запахом былых сражений, после которых им всем обычно приходилось уносить лапы и до поры прятаться по норам. Ибо, что такое Медведь в ярости, за тысячу лет испытали практически все окружающие звери, а забыть такое обычно не позволяет историческая память, играющая роль чувства самосохранения.
Историческая память, на то и историческая память, чтобы играть роль чувства самосохранения и даётся она не каждому, а тому, у которого есть хотя бы место в голове, куда она может поместиться. Судя по всему, у Шакала такого места предусмотрено не было, поэтому он в неожиданном порыве на глазах у всего мира нервно начал жевать свой красный галстук. Дальнейшие события лишь подтвердили его неспособность адекватно понимать реальность и извлекать уроки из произошедшего. Но это уже его проблемы.
Сам того не ведая, за несколько дней Шакал изменил ход истории, подтолкнув Медведя к решительной военной реформе. Поняв, что Лес не оставят в покое, наш Мишка окончательно сбросил наваждение и иллюзии относительно своих ближних и, особенно, дальних соседей. Глухо проворчав долго сдерживаемое ругательство, он предпринял неимоверные усилия по всем направлениям, объясняя непонятливым, что впредь больше безнаказанно никто не запустит свою лапу в Лес. Одержав сокрушительную победу на домашней зимней Олимпиаде, Медведь решительно повесил замок на дверь своей зимней берлоги и начал монотонную и круглогодичную работу по возвращению своих ранее утерянных земель, по ходу вмешиваясь во все сложные международные дела. Возросшая активность, как водится, тут же вызвала удивлённый и многоголосый звериный гвалт, с закономерными и безуспешными обвинениями во всех смертных грехах - от погоды до тёмных пятен на Солнце.
Однако историческая логика показывает, что даже самому непонятливому зверю уже в ближайшее время предстоит решительно осознать: есть сотни способов выгнать медведя из берлоги, но нет ни одного, чтобы загнать его обратно. Осознать для своего же блага, ибо с Медведем всё-таки лучше дружить, чем враждовать.
***
Заканчивая свой рассказ об удивительном звере, сумевшем построить величайшую в истории империю, сделаю предположение, что Медведя ждут непростые времена. Попытки расчленить его владения будут происходить ещё не раз и не два. Причём, судя по всему, решительность западного зверья в силу агонии их собственных систем, не могущих существовать без халявы, будут всё ожесточеннее и откровеннее. Сейчас борьба идёт, казалось бы, на периферии, но кольцо будет неуклонно сжиматься, подбираясь к самым границам Леса. В этих условиях у Медведя выбор небольшой: сохранить Лес и восстановить Империю, каким бы старомодным и неудобным это слово кому то не показалось. А для этого есть только один способ, проверенный за тысячу лет: продолжать укреплять Армию и Флот и восстанавливать патриотический дух обитателей Леса, не позволяя «оранжевой демократической ржавчине» разъедать природную ментальность, основанную на глубочайшей любви к своей Родине. И даже если для этого придется в очередной раз затянуть пояса и вспомнить (не дай Бог, конечно), что такое есть ратное дело, что ж, ради медвежат и их потомков это стоит сделать. В конце концов, не мёдом единым…

Главные герои:
Россия: Медведь;
Монголо-татары: Тигр;
Китай: Дракон;
Украина: Кабан, он же Боров;
Франция: Лис;
Британия: Лев;
Монголия: Тигр;
Америка: Орел, он же Белоголовый;
Польша: Петух;
Прибалтика: Шпроты;
Швеция: Рысь;
Беларусь: Росомаха;
Грузия: Шакал.

Опубликовано:
журнал "Новая литература"
Автор рунета

6 комментариев:

  1. Анонимный15 июля 2016 г., 10:48

    Здорово, образно и предельно понятно. "Имеющие уши, да услышат!"

    "В конце концов, план Создателя – планом Создателя, а опираться надо на себя, а не на привычный авось."

    А это, ведь, самое потаённое, самое грозное оружие Медведя. И, если оно снова в лапах Медведя - всем супостатам не сдобровать.

    С уважением

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо. Это написано 5 лет назад, сейчас только дополнил и кое-что поменял. Похоже, события развиваются так, что скоро надо будет дополнять и дополнять.

      Удалить
  2. Так и хочется сказать, что не стоит гневить русского медведя.... Ну не любит он этого...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Есть сотни способов выгнать этого зверя из берлоги,
      но нет ни одного, чтобы загнать его обратно.

      Удалить
  3. Анонимный4 мая 2017 г., 12:44

    Круто! За час - вся история "Леса"!!!
    Можно включать в учебник истории за 5-й класс, чтобы сразу понимали истинную расстановку сил в природе ;)

    ОтветитьУдалить