суббота, 18 марта 2017 г.

Сравнительные показатели банкротств. На заметку путинслильщикам.


               Получив от одного из читателей ссылку на «Реестр предприятий банкротов на 08.02.2017», поначалу даже слегка расстроился, но ссылку, всё-таки, открыл сразу, как появилось время. Ожидания и смутные подозрения не обманули – в российском реестре оказалось то ли 142 тысячи, то ли 156 тысяч предприятий-банкротов за период с 2007 по н/вр., то есть за полные 10 лет.
  
        Поискал другие базы данных, в том числе и федеральные, которые оказались совсем неудобны для анализа, поэтому пришлось вернуться к первой. Проверил на вероятную задвоенность, исходя из длительности процедур, как правило, выходящих за рамки одного года, однако на вскидку таковой не обнаружил. Пришла мысль о том, что даже эта база возможно не совсем полная, юристы подсказали, что многие пользуются упрощённой процедурой ликвидации, вероятно не попадающей в базу банкротств. Однако «многие» - параметр весьма относительный, так как заявление о ликвидации автоматически влечёт за собой, в отличии от процедуры банкротства, полную налоговую проверку, что для владельцев и руководителей весьма не комильфо, так как в неблагоприятном случае – доначисления значительных сумм, может повлечь за собой применение соответствующих статей УК РФ. Поэтому, умозрительно решил, всё-таки, прибавить 10%, так как волюнтаристски счёл этот коэффициент вполне адекватным. Впрочем, готов быть неправым, специалисты меня поправят, а пока не поправили, идём дальше.
               Таким образом, берём максимальное количество банкротств 156 тыс. за 10 лет, прибавляем 10% и получаем округлённо 172 тысячи прекративших деятельность предприятий. В среднем – чуть более 17 тысяч в год, около полутора тысяч в месяц. Сразу оговорюсь: речь изначально идёт о всех процедурах банкротства, учитываемых в рестре.
               А теперь давайте разбираться, что это означает и как к этому относиться, разбираться без оценок и привычных диагнозов: много - мало, плохо - хорошо, путинуничтожил – путинвозродил и т.д. Даже при всём при том, что различные федеральные сайты крайне трудны для оценки всего масштаба банкротств, что может наводить на мысли о сознательном сокрытии информации.
               Во-первых, при динамичной рыночной парадигме процесс исчезновения субъектов бизнеса является таким же естественным, как и процесс их создания. В принципе, термин «рыночное равновесие» при определённых допущениях, вполне может быть распространим и здесь: после насыщения, наступает равновесие – сколько родилось, столько  умерло. Иными словами, стенания о сотнях тысяч «уничтоженных Путиным» предприятий уместны лишь при решении специфических задач политического характера: ставим знак равенства между цифрой 172 тысячи и фамилией Путин, и дело сделано. Можно даже не говорить, что это плохо, достаточно выдержать театральную паузу с соответствующим выражением лица.
               Во-вторых, умные люди давно разделили мир на страны с развитой рыночной экономикой и развивающиеся, а также все прочие, для которых нет даже единого термина. Логично предположив, что развитая рыночная экономика должна обладать бȯльшим динамизмом, нежели все прочие, я решил краем глаза заглянуть в статистику рождения и смерти предприятий по странам мира с надеждой, что моё предположение не беспочвенно. Как оказалось, логика не подвела и вот, что у меня получилось.
               Поисковик почти сразу же предоставил отчёт компании Dun & Bradstreet за 2015 и 1-е полугодие 2016 года «GLOBAL BANKRUPTCY REPORT 2016», из которого и начнём выуживать интересующую информацию. Для начала несколько особо показательных графиков, взятых мной выборочно (без Китая, по соображениям общепринятого недоверия данным из этой страны) в том же порядке, как они расположены в источнике:

Среднемесячный показатель для Франции за три года: 400 банкротств.

Аналогичный показатель для Германии - 2000 банкротств.

Италия - 3700.

Россия за 2015 год – 1200.

Великоритания – 3600.

США – 30 000.

Япония – 800.

Гон-Конг – 8000.

Пренебрегая различными параметрами, связанными с отличиями в законодательствах, процедурах и регламентах, сделаем, однако, единственную поправку на размер экономик и населения, а также известные данные о количестве зарегистрированных юридических лиц по двум странам – США и Россия. Думаю, сравнение уместное, особенно с учётом многолетней «сверхдержавной» привычки кивать именно за океан, а не на своих более близких соседей.
США: 30 млн. юридических лиц, ВВП – 18 трлн. долл. за 2015 год (данные взяты отсюда,, население – 320 млн. чел., среднемесячное количество банкротств – 30 тысяч.
Россия: 4 млн. юрлиц, ВВП – 3,7 трлн. долл., население 142 млн. чел., среднемесячное количество банкротств – 1200. Берём для корректности цифру банкротств из российского реестра, априори принимаемую в качестве более точной с поправкой на компании, подпадающие под более редкую процедуру «ликвидация» и которую мы вывели ранее – 1700.  Кстати, возможно разница в учёте связана с неучётом в одном случае и учётом в другом случае банкротств индивидуальных предпринимателей, то есть частных(физических) лиц. Не проверял.
Таким образом, нивелируя абсолютные данные через коэффициенты, получаем следующую таблицу:
Показатель
США
Россия
Коэффициент
Кол. юрлиц
30 000 000
4 000 000
7,5
ВВП
18 000 000 000 000
3 700 000 000 000
4,87
Население
320 000 000
142 000 000
2,26
Кол. банкротств
30 000
1 700
17,65
Усреднённый коэффициент


8
Итак, с учётом четырёх чисто экономических показателей, в США ежемесячно банкротится в 8 раз больше компаний, чем в России. То есть, больше почти на порядок. И это с учётом объективно более жёсткого бизнесклимата в России. При этом, что-то я нигде не слышал истерических воплей, не только типа #обамаразвалил#, но даже потенциальных намёков на #трампслил# на фоне уже ставшем привычным мемом #путинуничтожил#.
И пока ещё никто не предоставил ни одного достойного списка по странам, аналогичного российским новым заводам и цехам, регулярно запускаемым с темпом около трёхсот производств в год, начиная, как минимум, с 2013 года, равно как и крупнейшим российским проектам.  Подчёркиваю: речь идёт о производствах и реальных проектах, а не просто о юридических лицах, за большинством из которых ничего не стоит, кроме попытки урвать плохо лежащий кусочек на собственный карман.
Возражения и критика (конструктивные), а также уточнения, принципиально влияющие на выводы, принимаются без ограничений.

Опубликовано: Мировой Кризис

Комментариев нет:

Отправить комментарий