пятница, 24 октября 2014 г.

РЫНОК СЕПАРАТИЗМА

Мы уже не верим в прогресс — разве это не прогресс?
(Хорхе Луис Борхес)

Сепаратизм, как стремление к отделению какой-либо части государства в отдельную территорию – явление вечное и, кажется, не имеющее никаких пространственно-временных ограничений. Отношение к этому явлению всегда было окрашено двойными стандартами и избежать этой участи не удалось ещё никому: всегда были и будут субъекты, которым можно и те, которым нельзя ни в коем случае.


               Принято считать, что сепаратизм бывает этнический и религиозный. Также считается, что характер процесса зависит от уровня цивилизованности самого государства и наличия в нём развитых общественных институтов. То есть, если в стране наличествуют демократические институты, то и процесс за отделение якобы неизбежно должен либо обнулиться, либо быть мягким и без кровопролития. Одновременно существует мнение, что если в стране высокий уровень жизни, то это является необходимым и достаточным условием не только отсутствия сепаратизма, но и создаёт объективные условия для объединительных процессов вокруг этой страны. В качестве примера товарищи либералы обычно приводят объединительные процессы в Евросоюзе, а альтернативным примером, естественно, является Россия.
Между тем, действительность отличается от выдуманной реальности так же, как детские ощущения от реальных физических законов. Картина западного сепаратизма (см. карту), как оказалось, отличается от мировой картины наибольшей плотностью, напряжением и неуклонным ростом решимости сепаратистских настроений идти до победного конца. Учитывая продолжительную историю большинства европейских центробежных процессов, списать всё на сегодняшние экономические трудности, при всём желании, никак не получается. То есть, даже при поверхностном взгляде, обнаруживается слабая корреляция между уровнем жизни и наличием/отсутствием сепаратистских настроений. Недавно прошедший референдум в Шотландии настолько поразил наблюдателей, что сложилось полное ощущение в его театральности, граничащей с издёвкой над здравым смыслом, что можно объяснить лишь серьёзными опасениями за реальность раскола Англии.
Таким образом, бюрократические телодвижения Брюссельских чиновников, направленные на расширение ЕС и приведение всех стран к единым стандартам (внешним и внутренним), неизбежно со временем сталкиваются с непреодолимой преградой, направленной на раскол не только отдельных стран, но и всего европейского объединения. И нет никаких оснований полагать, что в будущем во всех случаях этот процесс будет проходить мирно, чинно и благородно. Хотя бы так, как это произошло при распаде Советского Союза, когда главное системообразующее государство добровольно сложило с себя полномочия локомотива. Тем более, что современный западный сепаратизм замешан не только на этнической составляющей, но и на наиболее зловещем экономическом интересе промышленно-развитых территорий, не желающих кормить более отсталые регионы.
Рассматривая современные сепаратистские тенденции, нельзя не обратить внимание на их спонтанный рост именно в 20 веке, когда на 1 января 1901 года в мире насчитывалось всего 82 страны (государства), из которых лишь 27 были самостоятельными, а остальные – зависимыми, так как входили в состав более мощных империй. Процесс дробления до современного состояния в количестве 250 стран, из которых 193 имеют право голоса в ООН, подробно описан мною в статье Цивилизация войны. Принципиально нового добавить мне к этому нечего, кроме одного: тенденция дробления будет продолжаться, но с одним уточнением: процесс этот конечен и уже в ближайшее время пойдёт вспять. И тому есть серьёзные причины.
Дело в том, что в мире бушует жесточайший экономический кризис невиданных ранее масштабов. Причины кризиса кроются, с одной стороны, в сложном переплетении различных явлений (экономика, политика, наука, технологии и др.), с другой стороны, все они замыкаются на врождённую человеческую психологию.
Исторически человечество формировалось и развивалось в рамках религиозных представлений о грехе, что позволяло сдерживать проявления, разрушающие душу и толкающие на недостойные поступки. Грех - понятие универсальное и существовало с древности во всех религиях, будь то монотеизм или многобожие, даже если и именовалось (именуется) разными терминами и с разной семантикой слова (грех, скверна, порок…). Христианство же сформулировало список грехов предельно конкретно: гордыня, алчность, зависть, гнев, похоть, чревоугодие и уныние, позволяя человеку постоянно соизмерять свои поступки со Святым Писанием. Это диктовалось знанием человеческой природы, но не спасало от войн и других разрушительных процессов, однако, в общем и целом, являлось препятствием для запуска механизмов тотального вовлечения человечества в самоубийственную парадигму.
Рождение в 18 веке теории рынка, давшей старт научно-техническому прогрессу, раскрепостило человеческую личность, открыло дорогу к личному обогащению и параллельно узаконило частную собственность, наделив её статусом священной неприкосновенности. С точки зрения развития цивилизации, произошедшие нововведения являются скорее позитивными, но только в том случае, если вводятся с полным осознанием их последствий. Ведь не секрет, что и до появления рыночной теории человечество неуклонно и поступательно развивалось в научно-техническом плане, расширяя границы знаний и возможностей. Рынок позволил резко ускорить развитие, делая упор на наиболее востребованных направлениях и технологиях, определяемых спросом. Таким образом, за каких-то неполных 200 лет человечество шагнуло от лошадиной тяги, господствовавшей много тысячелетий, до освоения космического пространства. Внутри этого «взлёта» произошло много эпохальных событий, являющихся следствием вовлечения стран и целых регионов в рыночную гонку на опережение соперника для достижения геополитических преимуществ. Были мировые войны и революции, взлёты и падения мировых империй, глобальные эксперименты по различным способам организации производства (например, при социализме и капитализме) и соревнование разных технологических укладов и общественных систем. И всё это за каких-то два столетия на фоне относительно поступательного технологического развития за многие тысячелетия. Калейдоскоп событий и процессов, внешне не связанных между собой, служит лишь иллюстрацией рыночной мощи, пробивающей любые стены, даже если они сложены из железобетонной коммунистической идеологии. Незамедлительно подтянулись различные теории НТП и НТР, призванные лишь легитимировать внедрение в человеческое сознание рыночного раскрепощения, оставляя за кадром последствия подобного ментального насилия, так как в гонке за технологическими прыжками у человечества вообще не остаётся времени на осмысление своего собственного места на экспоненте, уходящей в бесконечность. Ещё вчера спрос обычного человека на новые бытовые товары имел совсем неочевидную связь с государственными программами в области оборонных и космических технологий, но в конце 20-го века эта связь приобрела черты жёсткой взаимозависимой конструкции. Есть у граждан деньги, значит будут строиться магазины, заводы и космодромы. Нет у граждан денег, ничего перечисленного не будет, и страна окажется лёгкой добычей конкурентов. Ошибаются те, кто связывает НТР с открытием электричества, так как сами изобретения и количество открытий стали ответом на спонтанно выросший спрос: со стороны государственных институтов, коммерческих корпораций и физических лиц.
Как только заработал механизм спроса-предложения, он начал вовлекать в свой оборот всех, от отдельных людей, до государств и их объединений. Как следствие, рамки религиозных представлений о грехе, сначала были расширены, а затем с неизбежностью рухнули.
Когда национальным экономикам стало тесно в своих границах, возникла потребность в международных институтах, прежде всего финансовых. Когда объём спроса перестал обеспечивать нужные темпы роста, появилась необходимость в бесконтрольной эмиссии денег и в снятии ограничений по выдаче кредитов. Параллельно шёл процесс дискредитации государственного управления во всех сферах производства в пользу частного управления. Об итогах подобного стимулирования спроса и преференций в пользу частной собственности я уже писал: на фоне богатеющего частного бизнеса, делающего деньги на всём, в том числе и на сепаратизме, возникли крайне закредитованные страны, считающиеся развитыми, но при этом не способные расплатиться по своим обязательствам.
Возникла жёсткая конкуренция между государствами и транснациональными корпорациями в рамках либеральной рыночной парадигмы. С одной стороны - государство, по определению стремящееся укрепить своё влияние над всеми территориями и их богатствами, с другой стороны – частные корпорации, ради сверхприбыли противодействующие государствам и заинтересованные в их ослаблении, и распылении территорий на атомы. В помощь корпорациям были созданы многие международные институты: МВФ, ВБ, ВТО, ВОЗ и даже Красный Крест, заставляющие всех субъектов играть по единым правилам, навязанным миру глобальным бизнесом. И такая тенденция будет доминировать до тех пор, пока либеральный рынок в результате глобального кризиса не будет выброшен на свалку истории. А вместе с ним и международные институты, в том числе и ООН в том виде, который есть сейчас, вместе со своими подструктурами. ООН, санкционирующая вооружённое вмешательство Запада в суверенные страны - это преступная структура, работающая на транснациональный частный бизнес.
Как ни крути, но получается, что всё мировое сообщество под либеральным флагом ООН работает на сепаратизм. Причина одна: они находятся под влиянием транснациональных корпораций, использующих колоссальные средства на подкупы и лоббирование своих интересов. Именно поэтому усилия всех международных институтов направлены на противодействие России, которая практически в одиночку стремится оградить свою территорию от продажи оптом и в розницу для спасения мировой глобальной экономики от неизбежного краха. Именно поэтому глобальные СМИ, типа CNN или BBC, постольку-поскольку волнует китайский, индийский, западный и прочие сепаратизмы, а основные акценты нацелены много лет на Россию. Значит, именно в развале России заинтересован весь мир, международное либеральное законодательство и ООН. И если этому может помочь украинский нацизм, значит ему будет оказана любая помощь, независимо от цены: ничего личного, просто бизнес.

У меня нет сомнения, что в этой смертельной схватке Россия выстоит, а значит все, кто положил жизнь, защищая целостность Родины, могут спать спокойно. И обеспечить их покой для нас, ныне живущих, самая главная задача.

Опубликовано:
деловая газета Взгляд

Комментариев нет:

Отправить комментарий