Коронавирусный ребус то ли Ротшильдов, то ли Рокфеллеров. Или это уже одно и то же?



Декабрь 2018 года, журнал The Economist — рупор семейства Ротшильдов, на обложке публикуются изображения Трампа, Путина, слона, панды и… животного панголин.




Кто не в курсе, панголин — это такое симпатичное чешуйчатое животное: то ли ящер, то ли броненосный муравьед.




В общем, никто бы на этих симпатягах не заморачивался, если бы в 2020 году не было установлено, что геномная последовательность нового типа коронавируса, выделенного у панголинов, на 99% идентична геному коронавируса нового типа у заболевших людей...


Ну ладно, это все конспирология, цена которой копейка, в крайнем случае цент. Подумаешь, - может случайное озарение, коих на просторах сети обнаружены уже тыщи, так что, лучше поговорим о том, что идёт к нам в руки и ничуть не скрываясь в каких-то ребусах.


Поехали.


17 мая 2020 года некий Ричард А. Ротшильд (Лондон, Великобритания) подал заявку на патент за номером 20200279585. Называется:


«Система и метод тестирования на COVID-19»


Дата публикации: 03 сентября 2020 года.


«Аннотация: Предоставляется метод сбора и передачи биометрических данных (например, показателей жизнедеятельности) пользователя, при котором данные анализируются, чтобы определить, страдает ли пользователь вирусной инфекцией, такой как COVID-19. Метод включает использование пульсоксиметра для измерения, по крайней мере, пульса и процента насыщения крови кислородом, который передается по беспроводной сети на смартфон. Чтобы гарантировать точность данных, в смартфоне используется акселерометр для измерения движения смартфона и / или пользователя. После получения точных данных они загружаются в облако (или на хост), где данные используются (отдельно или вместе с другими показателями жизнедеятельности), чтобы определить, страдает ли пользователь (или вероятно, страдает) вирусной инфекцией, такие как COVID-19...».


Описание:


«1. Система для обнаружения COVID-19 у пользователя, содержащая: по меньшей мере, один сервер, подключенный к глобальной сети (WAN); и по меньшей мере одно запоминающее устройство для хранения машиночитаемых инструкций, по меньшей мере, первый набор упомянутых машиночитаемых инструкций предоставляется мобильному вычислительному устройству через упомянутый по меньшей мере один сервер и упомянутую глобальную сеть, причем упомянутый первый набор машиночитаемых команд адаптирован для работы с указанным мобильным вычислительным устройством и выполняет следующие шаги: принимает данные пульса и уровня насыщения кислородом от пульсоксиметра, подключенного к указанному пользователю, периодически в течение определенного периода времени, что приводит к множеству наборов указанных данных пульсового оксиметра; прием данных о перемещении данного пользователя относительно, по меньшей мере, одного фиксированного местоположения; и идентификацию, по меньшей мере, одного из упомянутого множества наборов данных пульсоксиметра как точных, когда упомянутые данные о движении указывают, что упомянутое движение упомянутого пользователя относительно упомянутого фиксированного местоположения равно или меньше заранее определенной величины; при этом второй набор упомянутых машиночитаемых инструкций адаптирован для выполнения следующих шагов: сохранение, по меньшей мере, упомянутого точного набора данных пульсового оксиметра упомянутого пользователя и сравнение его с ранее сохраненными данными пульсового оксиметра от упомянутого пользователя для определения разницы; сравнение указанной разницы по меньшей мере с одним известным значением; и используя по крайней мере указанное сравнение, чтобы помочь определить, страдает ли указанный пользователь в настоящее время COVID-19».


Ну и так далее, всего 20 подробных пунктов, плюс ещё больше подробностей о технических устройствах и их архитектуре.


Сама схема тестирования и сбора данных пациента, подключённого к глобальной сети, выглядит «просто и незатейливо» (сарказм):




Вопрос: кто такой Ричард А. Ротшильд с учётом того, что фамилия, в общем-то, довольно распространённая?


Поисковики, как ни странно, практически не дают никакой информации, за исключением ссылок на 19 патентов указанного господина, которые практически все, так или иначе, посвящены сбору различных цифровых данных и их обработке.


В общем, ни инфы, ни фото, что, в общем-то, наводит на некоторые размышления не просто об однофамильце. Особенно, когда вдруг всплывает:


«Семья Ротшильдов [уже тех самых — авт.] заявляет, что не имеет ничего общего с Ричардом А. Ротшильдом, автором многих патентов, который, как сообщается, недавно запатентовал метод тестирования COVID-19».


И ещё:


«Rothschild & Company подтвердили, что они не связаны с человеком, указанным в качестве изобретателя. Это ложные обвинения из сообщения в Facebook».


О как, спрашивается, а почему бы не быть причастными к такому эффективному, а главное — мобильному способу диагностики COVID-19? Неужто причина в «простоте» (сарказм) «сборе глобальных данных»?


Ну хорошо, не причастны, так не причастны.


Подчеркну: это «простое» устройство, подключённое к глобальной сети, не имеет отношения к лечению, а только лишь к диагностике косвенными показателями и к глобальному сбору полученных данных, читай — к отслеживанию людей на расстоянии.


Одновременно читаем:


«Фонд Рокфеллера сформировал план действий по тотальному тестированию населения США... Этот кризис требует немедленного финансирования. Конгресс сделал первый шаг, выделив $25 млрд на тестирование в Закон о борьбе с коронавирусом, чрезвычайной помощи и экономической безопасности (CARES). Этот план требует еще 75 миллиардов долларов как можно скорее.


В настоящее время количество случаев Covid-19 увеличивается, и траектория быстро увеличивается на большей части Америки. Вдобавок скоро начнётся новый сезон простуды и гриппа с потенциально 100 миллионами случаев гриппоподобных симптомов, которые могут превысить наши текущие возможности тестирования».


Так, всё-таки Ротшильды или Рокфеллеры? Или это одно и то же? Один какой-то Ротшильд патентует систему тестирования и сбора данных, другой Рокфеллер требует на это всего $100 млрд от Конгресса.


А на что, кстати, требуются такие деньги?


По сути, если всё-таки речь идёт о вышеназванном устройстве, на то, чтобы банально, зато патентованно, измерять частоту сердечных сокращений?


А сколько, кстати, стоит китайский пульсометр? Кажется, в среднем тысячи 1,5, не больше, причём рублей. А какова себестоимость российских тестов на ковид? Где-то встречал, что порядка несколько сотен рублей, не больше.


Ну и что?, - скажет скромно патентованный Ротшильд (или не Ротшильд?), не имеющий ни малейшего отношения ни к семье Ротшильдов, ни к заявке на $100 млрд фонда Рокфеллера, ни к Rothschild & Company, - зато ваши примитивные игрушки не позволяют выявить потенциально больных, быстро найти их и... эффективно обезвредить.


P.S.: Что-то, кстати, совсем не слышно, чтобы Ротшильды или Рокфеллеры хоть как-то вложились в вакцину или в лекарства от короны. Или, хотя бы, потребовали на это от Конгресса сотню-другую небольших миллиардов.


Новости GMP, 07.07.2020:


«Правительство США выделило Novavax 1,6 млрд долларов на покрытие расходов на исследования, коммерциализацию и производство потенциальной вакцины против коронавируса с целью получения 100 млн доз к январю 2021 года.


На этих новостях акции Novavax выросли более чем на 35%.


Эти инвестиции являются самыми крупными в рамках программы «Operation Warp Speed», созданной Администрацией президента США Дональда Трампа и направленной на ускорение доступа к вакцинам и методам лечения для борьбы с COVID-19».


Как говорится, ничего личного, просто бизнес...


Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Смотрю и радуюсь. А чего грустить-то, если смешно?

Чикаго: хроники праздника жизни

Секретная миссия COVID-19. Часть 1.